Сергей Андронов: ЦСКА для меня – это благодарность - ХК ЦСКА
1111

Сергей Андронов: ЦСКА для меня – это благодарность

В начале ноября капитан армейцев установил рекорд по количеству матчей в истории клуба. А накануне в игре против СКА нападающий в день 75-летнего юбилея команды взял новую высокую отметку – в 550 раз вышел на лёд в красно-синем свитере. В большом интервью пресс-службе клуба Сергей рассказал о реакции на поздравление Акинфеева, сравнил себя 20-летнего с сегодняшними молодыми хоккеистами, ответил на вопрос, устал ли от капитанства, вспомнил, как Сергей Фёдоров убедил его вернуться в команду, и объяснил, что для него значит ЦСКА.

«В "Ладе" мы постоянно носили в самолет станки и клюшки» 

- Сергей, когда ты установил рекорд по количеству проведенных матчей в истории ЦСКА, тебя поздравил даже Игорь Акинфеев. 

- Мне было очень приятно услышать от него такие теплые слова. Он знаковая фигура в российском футболе и особенно в ЦСКА. Для меня это стало приятной неожиданностью. 

- Видео Игоря заканчивает словами: «Дерзай, капитан!». Тебя это взбодрило? 

- Да, мне было приятно это увидеть и услышать. 

- 11 сезонов в команде – это много? 

- Смотря с какой стороны. 11 лет - это, наверное, определенный этап жизни. Если рассматривать с точки зрения всей жизни, то, может быть, и не такой большой период, а если мы говорим о хоккейной карьере, то все-таки это существенный промежуток времени. 

- Помнишь, как ты впервые оказался в ЦСКА? 

- Это было давно. В тот момент я еще выступал за «Ладу». Мы сыграли молодёжный чемпионат мира, прошел сезон, а в начале следующего у нашего клуба начались серьезные финансовые проблемы. Несколько месяцев не платили зарплату, и был пункт в регламенте, что в такой ситуации меня могут забрать в любой клуб с выполнением финансовых обязательств. На тот момент Сергей Львович Немчинов с Владимиром Фёдоровичем Поповым тренировали ЦСКА и хорошо знали меня по сборной. Позвонили мне и сказали, что хотели бы меня видеть в своем клубе. Это произошло в середине сезона, и времени на раздумья у меня не было – нужно было принять решение в моменте. 

- Это было перед самым Новым годом. 

- Да, после двадцатых чисел декабря. Я приехал, отыграл пару матчей. Прилетел с одним пакетом вещейПотом уехал обратно в Тольятти, собрал вещи и поехал домой в Пензу к родителям на Новый год. И уже 1 января выехал из дома в Москву. 

- Что ощущал 20-летний парень, оказавшись в таком великом клубе? 

- Мне было очень интересно – новый этап в жизни. Я понимал, что становление и попадание в первую команду состоялось. Осознавал, что я буду выступать в топовом клубе с высокими задачами. Первое время я чувствовал определенное волнение. Это была абсолютно новая жизнь, новый клуб, новые правила. 

Андронов начало.jpeg

- Молодой игрок попадает в команду, в которой играют уже опытные хоккеисты. Как проходила притирка? Как тебя приняли в коллективе? 

- У меня с этим никаких проблем не было. Я спокойно вошел в команду. Тогда было много опытных ребят. 

- В армейском коллективе дедовщины не было?

- На тот момент все равно еще было какое-то разделение. Мне было двадцать, играли ребята, которым было за тридцать. Но были парни и моего возраста. В то время воспитание у всех было более-менее одинаковое и правила времени не так быстро менялись, как сейчас. Если вспомнить уровень понимания людей с разницей в десять лет тогда и сейчас, то есть большая разница. Мы были приближены друг к другу в воспитании и понимании. Конечно, я осознавал, что есть старшие ребята, а есть молодые. И в этом ничего плохого не вижу. 

- Шайбочки после тренировки собирал? 

- Легко. Я в «Ладе» прошел такие времена, что мы постоянно носили в самолет станки для заточки коньков и клюшки. Сегодня это будет смотреться с позиции дедовщины, но раньше такое было нормой и все молодые к этому адекватно относились. 

- Сегодня молодые ребята уже не понесут? 

- Все сильно поменялось в воспитании людей, ребята стали другими. 

- Как к этому относишься? 

- Нельзя сказать, хорошо это или плохо, просто все изменилось. Я думаю, что какие-то правила того времени сегодня не подходят молодым ребятам. Хотя я не уверен, что в небольших городах на периферии что-то глобально поменялось. Там, может быть, все осталось, как раньше.

«Завоевать Кубок Харламова было нашим долгом»

- Спустя всего неделю после подписания контракта с ЦСКА ты забил свой дебютный гол за новый клуб в ворота «Авангарда». Что испытывает молодой хоккеист, когда так стремительно добивается первого успеха? 

- Приходя в команду, я понимал, что от меня этого ждали, и в первое время на меня это даже немного давило. Это было негласно, мне об этом не говорили, но я понимал, что от меня ожидают голов. В клубе на тот момент были не самые простые времена. Тогда я был очень рад, что получилось забросить. Тогда мне удалась концовка матча - много очков набрал. И сразу стало психологически легче. Я понимал, что будет тяжело, но все выполнимо. 

- Спустя две недели ты уже оформляешь дубль. ЦСКА разгромил «Локомотив» - 6:1. Почувствовал после этого, что в команде к тебе стали более уважительно относиться? 

- Я никогда не обращал внимания, уважают меня или нет. Тогда мы хорошо сделали свою работу. Главной задачей было - найти себя в этой команде. У меня были хорошие партнеры. Мы здорово играли, и все неплохо складывалось. Команда меня приняла, я стал единым целым с коллективом. Старался правильно себя вести, как меня учили. Пытался помогать команде, быть хорошим партнером. 

- Какие партнеры были у тебя?

- Очень характерные личности – Альберт Лещев, Коля Пронин, Петр Счастливый, Никита Филатов, Макс Гончаров. Атмосфера в команде была невероятной. Каждый день было что-то интересное. Ребята с прекрасным чувством юмора. Очень уважаю Николая Палыча Пронина. По возможности до сих пор с ним общаемся. Хоть он и пришел на следующий год после меня, он выступил для меня в роли наставника. Приятно было на него смотреть и учиться. Правильный и воспитанный человек. Я ему очень благодарен за все. Хоть у команды и были тяжелые времена, но мы всегда боролись, есть что вспомнить. 

- Во втором своем сезоне в команде ты помог «Красной Армии» завоевать Кубок Харламова. Насколько для тебя этот трофей был значимым? 

- У основной команды был неудачный сезон, мы не попали в плей-офф. Мы все понимали, что каждый из нас сделал не то, что нужно, не реализовал себя в каких-то моментах. Особенно это чувствовалось среди молодых хоккеистов. До нас это доносили. Этот плей-офф Кубка Харламова был возможностью доказать самому себе, что ты можешь реабилитироваться за то, что чего-то не сделал, и выиграть кубок. Это было нашим долгом, можно сказать. Коллектив был сильным. Многие ребята пришли из первой команды, потому что команда была достаточно молодая на тот момент. 

Андронов2.jpg

«В капитанстве ключевое – не истерить» 

- Ты два сезона провел за океаном. До этого выступал в ЦСКА под 16 номером, под которым на лёд выходил легендарный Владимир Петров, а когда вернулся, стал играть уже под №11. Почему выбрал такой футбольный номер?

- Когда я приехал в Америку, там 16 номер уже был занят. В итоге мне выпал 13-й. Для меня это было хорошее число, и я к нему привык. А когда вернулся в Россию, то 13 номер уже нельзя было взять, потому что под ним играл Ромка Любимов. И я выбрал одиннадцатый. Даже не знаю, почему, как-то мне он понравился с самого начала. 

- Стартовал твой новый этап в армейском клубе. И 6 октября 2015 года ты впервые вышел с капитанской нашивкой. Это как-то сказывается на игре, когда тебе доверяют быть капитаном?

- Если честно, тот момент я не помню. Для меня это была определенная ответственность. Как я понимаю, тогда была такая ситуация, что капитан Денис Денисов травмировался. Была высокая степень ответственности перед действующим капитаном, нельзя было подвести. Это накладывало экстра-концентрацию.  

- С нашивкой «C» ты играешь уже 7 сезонов. Не устал от капитанства?

- Сейчас у меня выработалось более осознанное понимание тех вещей, которые я должен делать. И как-то это со мной срослось. 

- За все это время у тебя не возникало мысли эту дополнительную нагрузку кому-нибудь передать?

- Конечно, было такое. Я же тоже человек. И много всего происходит в сезоне, когда в личной игре что-то не получается, а ты еще пытаешься справляться с определенными обязанностями, которые на тебя возложены. «Пожалуйста, дайте немного выдохнуть» (смеется). Но это такое чувство - приходит и уходит. Есть понимание, что нельзя так просто взять и отказаться от этого. 

- Кто тебя опускал на землю и говорил: «Нет, Сергей, надо!»?

- Никто. Это только мои личные мысли. Я не позволяю себе выйти из того, что не доделал. 

- Когда клуб побеждает, все хорошо и все довольны. Но бывают трудные моменты. Что нужно сделать капитану, когда у команды что-то не получается?

- С опытом приходит понимание, что ключевое – не истерить. Эмоций много, иногда они зашкаливают, и когда хочется все раскидать, побросать и побить клюшкой, надо сделать небольшую паузу. Потому что есть определенное осознание, что никому эти негативные эмоции не принесут пользы. Необходимо успокоиться и понять, что в этой конкретной ситуации надо делать. 

Андронов, Федоров, Третьяк.jpeg

«Сергей Викторович нашел такие слова, чтобы убедить меня приехать в ЦСКА на пробный контракт» 

- Раньше ты играл справа, потом сместился в центр. Сегодня ты один из лучших в лиге на вбрасываниях. Как ты пришел к тому, что надо играть в центре?

- После возвращения в Россию я какое-то время играл с краю, потом тренерский штаб в лице Игоря Валерьевича увидел во мне центрального. И я был не против, потому что в детстве играл на этой позиции. У меня был определенный навык и понимание, как нужно действовать. Для меня это не было тяжелым переходом. Было важно, что меня перевели на эту позицию и дали возможность делать ошибки, поверили в меня и помогли мне самому поверить в себя. С большим объемом работы это пришло в норму. Я комфортно психологически себя чувствую в центре.

- Ты много работал на точке с нынешним главным тренером команды Сергеем Фёдоровым. 

- Сергей Викторович заложил много основ игры на вбрасываниях. Мы каждый сезон уделяли этому много внимания. Его подсказки, методики и нюансы дали мне определенное преимущество на точке. Было очень интересно. Сергей Викторович поднял нас на другой уровень в этом компоненте игры. Мне до сих пор интересно некоторые моменты прорабатывать. Сегодня это стало больше борьбой с самим собой. Тебе нужно концентрироваться сразу на многих вещах. 

- Сергей Викторович рассказывал, что, когда ты приехал из Америки, у вас состоялся разговор. Ты отпрашивался играть в другую команду. И что он рад, что в той беседе ты к нему прислушался и остался в ЦСКА. 

- Это было после второго сезона в Америке, когда у меня закончился контракт и я вернулся. У меня был выбор - или мне возвращаться в команду, или соглашаться на тот контракт, который мне предлагали там. Тогда Сергей Викторович был в команде генеральным менеджером. Когда я принял решение возвращаться в Россию, было уже достаточно поздно – июль. До 13 июля в Америке тебе должны сделать квалификационное предложение. Я его ждал и какие-то надежды для себя оставлял. Меня не устраивали те условия, на которых меня хотели там видеть. И у меня состоялся разговор с Сергеем Викторовичем. Я понимал, что ЦСКА на тот момент уже укомплектован. Тогда пришел новый тренерский штаб – Игорь Валерьевич Никитин с Дмитрием Вячеславовичем Квартальновым. Было ясно, что они уже набрали команду. Но я хотел иметь игровую практику, задумывался о другой команде. Однако у меня не было шансов, потому что я принадлежал клубу. Сергей Викторович нашел такие слова, чтобы убедить меня приехать сюда на пробный контракт на сборы. Я отработал весь тренировочный лагерь с пробным контрактом, и потом мы уже подписали полноценное соглашение. 

- Насколько тебе было психологически комфортно работать с пробным контрактом?

- На тот момент у меня было такое семейное положение, что супруга была беременна. Для меня главным было тренироваться и играть, чтобы прокормить свою семью. Я не смотрел в небо, не выпендривался и был готов к работе. Мне важно было играть. У меня, конечно, были сомнения, прежде чем сюда приехать, потому что я понимал, что нет никаких гарантий, что я буду в команде. Я не знал, буду ли нужен клубу. Но когда я приехал в Москву, то отмел эти мысли, потому что если бы я об этом думал, они бы мне помешали показать то, что я могу. Я концентрировался на каждом дне. Я рад, что попал в хорошие руки к Игорю Валерьевичу и Дмитрию Вячеславовичу. Оказался в сильной команде, которая была абсолютно новой. Все ребята были максимально заряжены.  

Андронов с Кубком .jpeg

- Ты выиграл Олимпиаду, завоевал Кубок Гагарина. Где сейчас берешь для себя мотивацию, чтобы снова что-то доказывать и побеждать?

- Наверное, я такой человек – самокритичный, поставил перед собой много целей, которых хочу добиться. Меня часто спрашивают друзья: «Ты себя чувствуешь олимпийским чемпионом?». Я всегда отвечаю, что нет. Какой-то величины и короны у меня нет. И для меня это большой плюс. Я об этом давно забыл, как о чем-то, что висит на плечах или на шее. Я иду дальше. Останавливаться не вариант. 

- Хоккей – это твоя жизнь?

- Абсолютно точно. Многие вещи в моей жизни крутятся вокруг хоккея. Это мой самый большой интерес, и он заключается не только в том, что я выхожу на лед и играю в хоккей. Меня интересует все, что связано с этим видом спорта. 

- Что для тебя ЦСКА?

- (После долгой паузы) Для меня ЦСКА – большая благодарность. Потому что я понимаю, что в определенный трудный момент, когда была ситуация с переходом, мне клуб дал возможность реализоваться и заниматься своим любимым делом, прогрессировать и расти. Для меня это огромная благодарность, которую я испытываю каждый раз. ЦСКА сделал для меня много хорошего. И в плане спорта, и в жизни. Здесь я встретил хороших, достойных людей, от которых я очень многому научился, и они многое сделали для меня. Если отвечать коротко, то ЦСКА для меня – это благодарность. 

Фото: РИА Новости (Алексей Филиппов).