Игорь Есмантович в гостях у «Радио Маяк» - ХК ЦСКА
ПРОСМОТР И ОТБОР ДЕТЕЙ 2015 ГОДА РОЖДЕНИЯ В ХОККЕЙНУЮ ШКОЛУ ЦСКА
1009

Игорь Есмантович в гостях у «Радио Маяк»

Президент хоккейного клуба ЦСКА Игорь Есмантович побывал в гостях у «Мастеров спорта» на Радио «Маяк». Поговорили о пандемии, итогах завершившегося чемпионата, стратегии развития и многом другом.

- Первый вопрос, который будет волновать нас на протяжении долгого времени - это пандемия. Как лично вы её пережили? 

- Как и все простые люди, я соблюдал все меры предосторожности. Понятно, что уменьшилось количество выездов, личных встреч с агентами, но, с Божьей помощью, всё хорошо, сейчас уже начинаем работать в полном объёме.

- А как работал хоккейный клуб ЦСКА в эти три месяца?

- Клуб выполнял все правила, введённые в Москве распоряжениями Сергея Семёновича Собянина. На первом этапе у нас сотрудники работали на «удалёнке», сейчас потихоньку всё возвращается. Пока у нас нет ни одного заражения. 

- По ходу пандемии было принято решение о том, что плей-офф КХЛ не будет доигран. Как вы восприняли эту новость, учитывая, что вы являетесь президентом клуба, претендовавшего на победу в Кубке Гагарина?

- Для меня это второй удар в карьере за последние три года. В прошлый раз, когда мы играли в финале с «Ак Барсом», нас зацепила свинка, опять же, через Китай. Тогда проболели до десяти человек, случай тоже был неординарный. В этом году нам, как и всем, не повезло. Но что делать – так складывается ситуация. Комментировать, что мы боролись бы за Кубок Гагарина, нет смысла, это и так все понимают. Но раз так случилось, мы принимаем всё как есть. 

- Это является имиджевой потерей для ЦСКА? 

- Мы очень хотели выиграть. У нас стратегически развитие состава прописывалось на три года с учётом Олимпийских игр. Мы вели борьбу с Лигой по поводу потолка зарплат, когда возвращали в Россию нескольких игроков, таких как, Лёша Марченко, Никита Нестеров, Миша Григоренко, Антон Слепышев. Мы планировали эти три года максимально отработать на результат. Вышло так, как вышло. Пока довольствуемся тем, что год назад выиграли Кубок Гагарина. 

- Для всех спортивных организаций пандемия – ещё и серьёзный удар по бюджету. Насколько ЦСКА в этом плане пострадал? 

- Бюджет клуба планируется годом ранее, наш бюджет на прошедший сезон был запланирован летом 2019 года. Пока все средства, которые мы запланировали, находятся в фарватере исполнения, спокойно идём к потолку зарплат. Ещё в прошлом году мы планировали зарплаты следующего сезона, учитывая сокращение потолка. 

- Почему я спрашиваю? Отмена любого матча, особенно в плей-офф, где традиционно собираются аншлаги - это потеря выручки. 

- Конечно. Эта выручка учитывалась, и мы её не получили. Но опять же, это формат локальных нормативных актов, и этот вопрос более глубокий. Мы это поймём к началу октября-ноября. Хотя наша коммерческая служба уже всё подсчитала. Потери свои мы понимаем. Доходная и расходная части бюджета – это разные вещи, касающиеся исполнения. Пока мы готовимся к следующему сезону в полном объёме. 

- Вы можете подвести итоги чемпионата? Всё-таки ЦСКА выиграл «регулярку». 

- Провокационный вопрос (смеётся). У меня недавно был телефонный разговор с одним из руководителей Лиги. Хочу ещё раз подчеркнуть мнение ЦСКА, которое высказывалось несколько лет назад, когда были живы Виктор Васильевич Тихонов и Владимир Владимирович Петров. Мы выходили на КХЛ с предложением определять чемпиона России по итогам регулярного чемпионата. Это сложнейшее соревнование из примерно 60 матчей, и очень сложно обнулять его с точки зрения значимости. А Кубок Гагарина – это немного другое соревнование. И в рамках того, что есть регламентные вещи, связанные с национальной сборной, я считаю, что это было бы правильно. Но единственное, что мы смогли сделать – это назвать Кубок за победу в регулярном чемпионате в честь Виктора Васильевича Тихонова. Этим всё и ограничилось. Сегодня практика показала наличие этой проблемы. Мы успели отыграть регулярный чемпионат. И неважно, кто его выиграл – ЦСКА, «Ак Барс», СКА или «Металлург» - ему можно было бы присудить титул чемпиона России. Но регламентом это не предусмотрено. Мы пытаемся сейчас это изменить, но на сегодня без результата. 

- Вы пока в меньшинстве по поводу этой идеи? 

- В совете директоров КХЛ больше 20 членов, и мой голос – это лишь один голос. Кто-то поддерживает идею, кто-то – нет. На данный момент юридический факт заключается в том, что чемпионом России является обладатель Кубка Гагарина. Но я ещё хочу сказать, что мы выиграли регулярный чемпионат Высшей хоккейной лиги со «Звездой», Открытое первенство Москвы с детской спортивной школой, в четвёртый раз получили приз лучшему клубу Европы. ЦСКА старается быть фаворитом и одним из лидеров нашего и европейского хоккея. 

- Признание лучшим клубом Европы – серьёзная вещь. 

- Мы к этому относимся положительно, но понимаем, что для нас главное – внутренний чемпионат России, Кубок Гагарина, а также национальная сборная России. 

- Некоторые говорят, что пандемия коронавируса изменит мир. Вы придерживаетесь этой точки зрения? 

- Да, придерживаюсь. Мир изменится в полном объёме. Изменится и ценность денег, и настроение людей, и понимание жизни. Многие из нас поймут, что такое хорошо, что такое плохо. Мне кажется, пандемия – прямой намёк на необходимость улучшения качества нашей жизни: природы, спорта, культуры, отношения к обществу, вере. 

- Это может отразиться на философии развития команды? 

- Обязательно. У нас много православных в команде, это интимная тема для ЦСКА. Мы с огромной верой относимся к тем вещам, которые происходят в мире. Всё изменится с точки зрения подхода к жизненным принципам. 

- А с точки зрения бизнеса? Когда дело касается денег, моральные принципы отходят на второй план. 

- Согласен. Но тут не только вопрос пандемии играет роль, когда речь идёт об изменениях. Также роль играет то, что мы входим в жёсткий потолок. И по высказываниям ребят в прессе, и по переговорам, которые у меня проходят с хоккеистами (кстати, многие в нашей команде пошли на понижение контракта), мы понимаем, что это непросто даётся. Не со всеми получается договориться. Кто-то ещё размышляет, кто-то отказался, а некоторые приняли предложение и идут с нами дальше. 

- Потолок зарплат – это большая тема. Я знаю, что вы были одним из его противников, но? когда стало понятно, что он будет, пытались его приподнять. Какова ваша основная аргументирующая позиция по этому вопросу?

- Моя позиция очень проста. Первое – мы пытаемся сохранить определённое количество российских хоккеистов хорошего качества, чтобы они не уезжали за границу. Барабанов, Зуб, Романов, Шалунов, Науменков, Григоренко и так далее – это хоккеисты, которым будет очень тяжело заявить о себе в НХЛ. Вторая тенденция - высококлассные специалисты из-за границы. В рамках того бюджета, который есть, мы понимаем, что игрок экстра-класса в Россию может не поехать. Потому что он сюда едет явно не за мечтой, как наша молодёжь – в НХЛ. Сюда он едет заработать денег, продлить карьеру, улучшить качество своей игры. А может, ещё и поучаствовать в чемпионате мира, потому что в ближайшее время игрокам НХЛ не разрешат участие, а эти хоккеисты имеют доступ в национальные сборные. Этого мы никак не избежим. 

Хочу добавить то, что я не смог сказать в прессе, когда она говорила, что я настаиваю на потолке. Всему есть объяснимые вещи. Есть экономические обоснования – цифра, которая должна быть в жёстком потолке. Не дождались мы экономического обоснования от Лиги ни в каком виде. И в письменном виде просили ответить, и устно я пытался переговорить с Алексеем Морозовым. Обоснования на 900 миллионов нет и никогда не было. В рамках согласования звучали разные цифры и предложения – например, вывести двух игроков из-под потолка. Но Лига приняла решение через совет директоров ввести потолок в 900 миллионов. У ЦСКА было экономическое обоснование на 1,3 миллиарда рублей, но у нас только один голос в совете директоров. Это вопрос к Лиге в рамках того, что сейчас происходит. Раз приняли такое решение, значит, будем с этим решением жить и развивать наш хоккей.

– Вам не кажется, что ЦСКА не любят за то, что по сравнению с другими командами армейцы – самый обеспеченный клуб?

– ЦСКА не девушка, чтобы нас любить. У нас есть свои болельщики, фанаты, и я за них готов бороться и сражаться. Недовольные всегда были и будут. Если я буду бояться или кого-то слушать и не слышать критику, которую мне говорят, это будет странно. Я готов слышать критику. Но я готов бороться за свой клуб, за грамотные и системные вещи, касающиеся развития не только ЦСКА, но и Лиги. Я считаю, что 900 миллионов – это ошибка. Дальше мы посмотрим, это мнение ЦСКА.

- Будете ли вы дальше в совете директоров отстаивать мнение по повышению потолка зарплат? 

- Существуют юридические вещи, которые работают как механизм часов. Чтобы дальше бороться, надо смотреть устав лиги и устав совета директоров. Для чего бороться? Чтобы пресса кричала, что ЦСКА борется за потолок зарплат? Нет, в рамках того, что сейчас происходит, это решение продиктовано. Вопрос – как это скажется на развитии хоккея? Давайте посмотрим. 

- Все, кто ратует за потолок в 900 миллионов, говорят, что уровень клубов подравняется. Финансовые гиганты - ЦСКА, СКА, «Ак Барс» - разгрузят свою платёжную ведомость, отправят хороших игроков в другие команды. 

- Это имеет место быть. Но, к сожалению, этот рычаг работал в две стороны. Могу сказать на примере Сергея Толчинского. Он попросил определённую зарплату, которой, как мы считаем, он не достоин. Но считает достойным другой клуб, который ему эту зарплату предложил. И «Авангард» заплатил ЦСКА 85 миллионов рублей. Да, здесь это работает, потому что «Авангард» - не бедный клуб, и он в рамках регламента приобретает хоккеистов. Но обратите внимание – хоккеисты из других клубов за деньги практически не переходят. Кого в основном пришлось отправить в другие команды? Свободных агентов и тех хоккеистов, с которыми клубы расторгли контракты, не договорившись о понижении зарплат. То, чего хотела Лига, и то, что получилось – разные вещи. Мы никого не покупаем, продали нескольких хоккеистов из Высшей лиги и заработали на продаже Толчинского. Если у нас назреет расторжение контрактов с некоторыми хоккеистами, мы их расторгнем и не потеряем средства. Даже немножко будем в плюсе. 

- ЦСКА – один из клубов, в которых больше всего пришлось проводить работу по перезаключению контрактов, потому что прошлогодний бюджет был намного выше нового потолка. 

- Я бы не сказал, что всё так явно, как вы сказали. Я же готовился к этой ситуации, прорабатывал её, мы формируем состав с тренерским штабом и скаутской службой. Ничего сложного в этом нет. Есть ребята, которые пошли на понижение, а есть такие, которые не пошли, так сложилось. Мы прорабатывали эти моменты в течение сезона с ребятами, их агентами. 

- Но попотеть всё-таки пришлось?

- Ну конечно, посмотрите, сколько мы очков потеряли с точки зрения отъезда ребят. Капризов, Григоренко, Вей – очков 130-140 мы в лоб потеряли. Ушёл Максим Шалунов, ещё ряд хоккеистов. Сейчас мы планируем кое-что ещё подчистить до начала сезона. 

- Клубы при формировании команды выбирают разные стратегии. Например, СКА делает ставку на молодёжь, приобретает юниоров по обменам, пригласили главного тренера молодёжки Валерия Брагина. Какая стратегия у ЦСКА при комплектовании состава?

- У нас стратегия, которая была ещё с 1946 года – ЦСКА всегда будет первым. Вопрос развития молодёжи у нас не стоит, мы этим и так живём, из года в год наши дети – чемпионы Москвы. Команды 2001 и 2004 года рождения – трёхкратные чемпионы России. Сейчас мы пополнили «Красную Армию» 13-15 хоккеистами – своими воспитанниками. У нас были представители на молодёжном чемпионате мира, надеюсь, будут и на следующем. Сейчас своего молодого защитника возвращаем из НХЛ. Этот вопрос у нас не оговаривается отдельно, у нас есть замкнутый цикл ребят, которые попадают в основную команду. Школа – «Красная Армия» - «Звезда». Мы планируем прогнать через первую команду в течение сезона до семи хоккеистов. 

- Меня расстроил уход из ЦСКА Александра Романова. Парень молодой, а вы сами в начале беседы сказали, что ему не так просто будет закрепиться в НХЛ, и потолок не позволил его сохранить. 

- Нет, по Романову не тот случай. 2000 год в этом сезоне под потолок зарплат не попадает. Просто он решил развиваться там. Мы с ним вели переговоры очень долго, но изначально он сказал, что доиграет сезон до конца и примет решение. Для него это тоже было непростое решение. Мы говорили с его отцом, он же является его агентом. Просто парень решил так. Я бы хотел сохранить его на два сезона, чтобы он попал в национальную сборную, определился для себя, игрок он большинства или меньшинства, а в 22 года поехал бороздить Северную Америку. 

- Какой ваш взгляд на уровень таланта и возраст, с которыми надо ехать в НХЛ? 

- Я считаю, что раньше, чем в 22 года, ехать туда не надо, а лучше в 24. Для меня интересен пример Никиты Кучерова, который уезжал отсюда в молодые годы и смог стать в НХЛ звездой, забрал себе это место своей работой. Но также у нас столько ребят, у которых там ничего не сложилось. Например, Серёжа Толчинский, Максим Мамин, Роман Любимов уезжал на пике карьеры. Я навскидку называю своих ребят. Туда надо ехать зрелым мастером, потому что там совершенно другой подход к хоккею, быту, профессионализму. 

- Ещё один обсуждавшийся вопрос – узаконенная аренда. 

- Вопрос аренды обсуждался с сентября прошлого года в рамках рабочей группы. ЦСКА был за то, чтобы аренду юридически легализовать. Мы сейчас готовы продать до десяти хоккеистов, которые смогут развиваться немного в другом ракурсе. Но кто их купит, у кого есть деньги? Поэтому ЦСКА прорабатывал этот вопрос с точки зрения официоза. Лига пока ничего нам не ответила на будущий сезон. 

- Вы продлили контракт с главным тренером Игорем Никитиным на три года. Это серьёзный срок. 

- Это отличный срок для контракта. Но никто же его не читал, с какими юридическими вещами и результатом он связан. У нас есть задачи, которые взаимосвязаны с контрактом. Нет смысла их комментировать. Но мы готовы с Игорем идти дальше. Продление контракта было лишь вопросом времени из-за того, что все работали на «удалёнке»: надо было собрать наблюдательный совет, утвердить, подписать контракт. Кстати, мы подписали контракт не только с ним, но и со всем тренерским штабом. Мы сохранили тренеров «Звезды» и «Красной Армии». 

- Никитину ведь придётся труднее в новых реалиях, у него не будет такой глубины состава, возможности для ротации. 

- Почему вы так считаете? Будет и глубина состава, и ротация. Просто она будет более молодая. Остальное зависит от наших молодых ребят, которым будет дан шанс попробовать себя в другой лиге. Для чего тогда существуют ВХЛ и МХЛ? Мы можем привлечь несколько игроков 1999 и 2000 года. Вопрос в качестве игры. 

- Года два назад все говорили, что ЦСКА, имея такой шикарный состав, играет в не самый качественный хоккей. И вы говорили, что обсуждали с главным тренером более зрелищный хоккей. Не обговаривали в новом контракте ещё более зрелищный стиль игры? 

- Возьмите статистику прошлого сезона. Кто больше всех забил? ЦСКА. Кто меньше всех пропустил? ЦСКА. Что, Капризов должен был на голове скакать, чтобы красиво было? Главенствующая цель – это результат. Конечно, зритель определяет, зрелищный хоккей или нет. Конечно, главный тренер хочет зрелищной игры. Но такую игру осуществляют люди, которые умеют забивать и обороняться тоже. С учётом того, что сейчас происходит с отъездом некоторых игроков, будет небольшой сдвиг на другой хоккей. Посмотрим, как мы закончим формирование состава. Уверяю вас, всё будет хорошо. 

- Ваши две главные звезды, изъявившие желание попробовать силы за океаном – Кирилл Капризов и Илья Сорокин. Но их участие в этом сезоне пока под вопросом. По ним проскакивала информация, что они могут вернуться в ЦСКА. В какой стадии с ними находятся переговоры? 

- С Капризовым мы разговаривали по окончании сезона, он сказал, что будет пробовать себя в Северной Америке, поблагодарил наш клуб, а мы поблагодарили его, пожелали удачи. С ним переговоров мы не ведём и не вели. Илью до определённого момента мы не трогали, но 1 июня вышли к нему с предложениями. Он вместе с агентом их выслушал и сказал, что примет решение в ближайшее время. 

- А место под потолком есть? Не придётся разгружать платёжную ведомость, чтобы подписать Сорокина?  

- Место есть, не волнуйтесь. Мы ещё планируем подписать двух защитников и нападающего. Расхождение официальной информации из клуба с тем, что пишут в прессе, большое.

Вы спросили про Капризова и Сорокина, но ещё развивается история с Никитой Нестеровым. Мы договорились с ним в декабре, ударили по рукам, что он останется на пять лет в ЦСКА. Согласовали с ним все условия, дали всё, что он захотел. Но неделю назад он решил по семейным обстоятельствам уехать в Северную Америку. Хотим поблагодарить его за три года в ЦСКА и пожелать ему удачи. 

- Была информация, что вы ведёте переговоры с Валентином Зыковым. 

- Мы сделали Валентину предложение, но он и агент ответили, что на данный момент он принадлежит клубу НХЛ. Пока не закончится сезон, сказать точно, где он продолжит карьеру, не может. Поэтому мы терпеливо ждём, и, если Валентин даст нам качественный ответ по переговорам, мы им воспользуемся. 

- Как удалось провести обмен Сергеева с «Салаватом»? Уфа расставалась с ним, держа в голове, что он уезжает за океан. 

- Это был чистый экспромт, и он исходил от Игоря Никитина. Он просил меня заняться этим вопросом. У Сергеева было предложение попробовать силы за океаном. Артём прошёл нашу школу, а мы потеряли Лёшу Марченко, и нам нужен был праворукий защитник. Я попробовал поговорить с агентом, сможет ли Сергеев поиграть здесь год или два. Провели переговоры также и с клубом НХЛ, который его приглашает. Пришли к мнению вместе с хоккеистом, что он перейдёт в ЦСКА. Можно сказать, что это бонус для нас. Мы считаем, что Артём справится. 

- Вы говорили о защитниках, нападающем, которых хотите приобрести. Это всё иностранцы? 

- Сейчас ведутся переговоры с Северной Америкой о возврате нашего игрока из клуба НХЛ, это защитник. В связи с тем, что уезжает Нестеров, это место займёт защитник из Северной Америки. Очень многое зависит от Илья Сорокина. Если он уедет, будем дальше думать, как строить свою стратегию. 

- С Калининым ясность наступила? 

- Пока Калинин находится в фарватере понимания, как он дальше будет развиваться. 

- В следующем сезоне в КХЛ не будет «Адмирала», один клуб уедет с Запада на Восток. Что вы думаете по этому поводу?

- По большому счёту, я ничего не думаю по этому поводу. Есть регламент соревнований, Лига развивается, и надеюсь, ни один клуб больше не вылетит. В прессе поднимается информация, что «Куньлунь» прорабатывает вопросы, связанные с участием в чемпионате. Для меня этот вопрос самый главный, потому что Китай для нас стоит особняком. Три года назад «Звезда» привезла вирус из Кургана, где до этого поиграл китайский клуб. Сейчас история с пандемией, как я понимаю, тоже появилась оттуда. Поэтому я с опаской думаю, когда нам по календарю надо туда лететь. 

- Важный вопрос – что будет в следующем сезоне с заполняемостью трибун? 

- Трудно сказать. Ещё локальные документы Лига не сбросила по заполняемости. Будет вторая волна вируса или нет, как это будет выглядеть, пока не знаем. Но мы готовимся к любым ситуациям. 

- Зрители должны понимать, когда стартует продажа абонементов. 

- Я думаю, мы приступим к продаже в ближайшее время. 

- Вопрос по предсезонке. Я так понимаю, заграница пока для нас закрыта? 

- Первый этап у нас запланирован в Финляндии и в одном из российских городов. Финны сказали, что будут ждать до упора. Второй этап мы прорабатываем тоже либо в Финляндии, либо в российском городе. Есть альтернативные варианты. Пока окончательного решения нет.