Владимир Грудинин: В финале мы должны были выигрывать у Канады - ХК ЦСКА
ПРОСМОТР И ОТБОР ДЕТЕЙ 2016 ГОДА РОЖДЕНИЯ В ХОККЕЙНУЮ ШКОЛУ ЦСКА
294

Владимир Грудинин: В финале мы должны были выигрывать у Канады

Источник: Известия

Защитник ЦСКА Владимир Грудинин рассказал «Известиям» об упущенном золоте юниорского чемпионата мира, дебюте в сборной, игре в КХЛ и ВХЛ.

— Как отреагировали, когда по итогам игр с Чехией и Швецией на Евротуре Роман Ротенберг сравнил вас с Месси?

— Партнеры по команде пошутили на эту тему, посмеялись. Вот и всё. Конечно, приятно, когда сравнивают с такими великими людьми. Но думаю, до такого уровня мне еще далеко, но надо к этому идти.

— Вы с ним обсуждали вашу игру?

— После последнего матча Кубка Карьяла Роман Борисович подходил. Похвалил. Говорил, что у меня хорошее движение, что играл хорошо.

— У вас есть понимание, почему вас, защитника, сравнили с атакующим игроком?

— Если честно, не знаю (улыбается). Может, из-за движения, катания. Это, наверное, Роману Борисовичу больше видно.

— Следите за игрой Месси?

— За хоккеем бы уследить (смеется). Футболом не очень увлекаюсь. Больше пересматриваю матчи и хайлайты НХЛ и КХЛ.

— У вас есть любимые защитники, которым пытаетесь подражать?

— В ЦСКА раньше играл Мэт Робинсон. Он примерно такого же роста, как и я. Мне нравился его стиль игры. В НХЛ симпатизирую таким игрокам, как Кейл Макар. У них стараюсь брать что-то интересное для себя.

— Любите вступать в борьбу на льду?

— Если есть момент, чтобы провести силовой прием, стараюсь это сделать.

— Можете вспомнить, как попали из Ангарска в систему ЦСКА? Тяжело было адаптироваться?

— Это было в 14 лет, я играл в ХК «Ермак» под руководством Владимира Ивановича Баранова. После финала чемпионата страны по нашему возрасту поступило предложение перейти в ЦСКА. Там 2003 год рождения тренировал Ринат Равильевич Хасанов, который сейчас возглавляет «Красную Армию». С ним закончил школу ЦСКА и перешел в МХЛ. А переход в школу ЦСКА не был тяжелым, потому что переходил с моим товарищем из «Ермака» Даниилом Ничухриным. Поэтому попроще было.

— В Ангарске вы пересекались с Дмитрием Воронковым?

— В национальной сборной мы с Димой были недавно на Евротуре. Но в «Ермаке» до того, как он уехал в «Ак Барс», а я в ЦСКА, поддерживали дружеское общение. Тренировались вместе в Ангарске перед прошлым сезоном. В этом году он не был в городе, поскольку поздно отправился отдыхать после чемпионата мира. Может быть, снова потренируемся вместе следующим летом.

— Кто на Евротуре произвел большее впечатление? С кем было труднее?

— На каждого соперника отдельно настраивались. Я играл со Швецией и с Чехией. Оба соперника хорошие, поэтому мы играли достаточно сосредоточенно, но уверенно, на победу. Кого-то отдельно выделить не могу.

— Матч со Швецией вы начинали с Егором Савиковым, а в матче с Чехией с уже опытным Семеном Чистяковым. Для вас была разница — играть с человеком, с которым вам скоро ехать на МЧМ, или играть с опытным игроком?

— Понятно, что чуть более опытный партнер может подсказать какие-то мелочи. Но сильной разницы не вижу. С хорошими партнерами всегда найдешь общий язык. Ты ему подскажешь, он тебе подскажет. Поэтому и с Егором Савиковым не было трудностей.

— С кем в паре выходили в последних матчах за ЦСКА, когда стали получать по 5–7 минут игрового времени?

— По-разному бывает: смена может меняться, особенно после большинства. Но в основном играл в паре с Джоном Гилмором. На играх он подсказывает мне. Стараюсь понимать его, хотя у меня не очень разговорный английский. В любом случае игра в связке с Гилмором очень полезный для меня опыт.

— Что поразило в КХЛ?

— Очень высокий, профессиональный уровень. Все команды сильные, бегут, бьются. Необходимо выкладываться по полной. И все игры одинаково тяжко проходят.

— Считается, что в следующем году вы будете как минимум во втором раунде драфта НХЛ. На вас кто-то уже выходил из клубов?

— Я слышал, что разговоры с представителями команд идут уже после Нового года. Выходили на меня скауты, отправляли анкеты, ведется мини-диалог.

— Родители повлияли на то, что вы стали заниматься хоккеем?

— Как и практически у всех спортсменов, у меня путь начался с того, что родители привели в хоккей. Я уже не помню, но папа рассказывал, что мне сразу это понравилось. Я благодарен им за это.

— Они остались в Ангарске?

— Да, они живут и работают в Ангарске. В Москве живет моя сестра. Она училась в РАНХиГС, после его окончания работает в строительной компании.

— Вы успели поиграть в МХЛ на старой арене ЦСКА на Ленинградском проспекте, которую сейчас сносят и перестраивают. Были особые эмоции от осознания, что это ее последний сезон в исходном виде?

— Да, я хоть и не играл в последних матчах «Красной Армии» на этой арене, поскольку пропустил плей-офф МХЛ из-за того, что уже начиналась подготовка со сборной к юниорскому чемпионату мира. Но в ходе регулярного чемпионата, конечно, это ощущалось. Даже есть ностальгия сейчас по стадиону с такой историей. Но думаю, что ни делается, всё к лучшему. Построится новая арена, чтобы и ребята из детской школы, первая команда, болельщики могли более комфортно себя чувствовать.

— Почему мы проиграли Канаде в финале юниорского чемпионата мира, хотя вам довелось там даже забить?

— У нас была очень сплоченная команда, единый кулак, семья. Все вместе играли друг за друга. Считаю, что провели хороший матч с Канадой, совсем немного не хватило для победы. Голы были не сказать, что курьезные, но мы могли не доводить до них. Однако пропустили их во втором периоде. Как по мне, то мы были сильнее и должны были выигрывать тот финал.

— Чему научились в «Звезде» и ЦСКА, начав играть на взрослом уровне?

— Всё идет от мелочей. Каждый микромомент может иметь значение. Если ты эти мелочи не заметишь, тебе их подскажут тренеры и партнеры. Из этого и состоит весь хоккей. А если говорить глобально, то чем выше уровень, тем быстрее нужно мыслить, двигаться, принимать решения. В этом плане стоит прибавлять, так как играешь с настоящими профессионалами своего дела.

— Вам легче адаптироваться в ЦСКА в связи с тем, что защитниками в штабе Сергея Федорова с недавних пор занимается Владимир Чебатуркин, который был у вас главным тренером в «Звезде»?

— Владимир Александрович подсказывает так же, как и другие тренеры. С ним приятно работать. Но и весь штаб работает с нами на равных условиях.

— Сергей Федоров часто общается с вами индивидуально?

— Если Сергей Викторович что-то заметит, он сразу подскажет. Никаких проблем не возникает. Важно выполнять тренерские установки. Если тренер советует, то это дельные советы. К ним прислушиваешься.

— На прошедшем Евротуре на сборную России сильно повлияла текучка в тренерском штабе, когда за день до старта Кубка Карьяла Хельсинки покинул по болезни Олег Знарок, после первого матча был вынужден уехать Олег Браташ, в итоге в последних двух матчах вами руководил Сергей Зубов?

— В сборной одна система игры. Понятно, что если меняется тренер, то это не то что сбивает с ритма, но вводит в команду непонятности. Но всё равно система одна. Поэтому глобальных перемен в игре точно не было.

— Игры за Евротур дадут преимущество молодежке в играх на ближайшем молодежном чемпионате мира? Будут трудности от того, что отменили суперсерию с канадскими сборными?

— Конечно, команде пошло бы в плюс, будь у нас возможность сыграть против канадцев до МЧМ, попробовать себя на их фоне, посмотреть наработки в составе. Кубок Карьяла — это большой опыт для молодых игроков, особенно тех, кто впервые играл на таком уровне. Каждый из нас почерпнет какую-то полезную информацию из этого турнира для себя.

— Вы теперь самый юный защитник в истории сборной. Много приняли поздравлений с этим?

— В клубе почти все подошли, что-то об этом сказали, поздравили, пошутили. На этом всё.

— Что ждете от молодежного чемпионата мира? Как оцениваете шансы его выиграть?

— Конечно, хочется попасть на него. Это цель, мечта. И все ребята туда поедут за золотом.