Прохор Полтапов: Мы хотели выиграть и понимали, что можем это сделать - ХК ЦСКА
ПРОСМОТР И ОТБОР ДЕТЕЙ 2018 ГОДА РОЖДЕНИЯ В ХОККЕЙНУЮ ШКОЛУ ЦСКА
715

Прохор Полтапов: Мы хотели выиграть и понимали, что можем это сделать

Источник: Официальный сайт МХЛ

Прохор Полтапов — о чемпионстве с ЦСКА, «Красной Армии» и системе клуба.

Прохор Полтапов — один из немногих молодых игроков в КХЛ, который может похвастаться Кубком Гагарина в свои 20 лет. Нападающий провёл стабильный сезон в армейском клубе, по ходу сезона периодически выходя в первых звеньях. Выпускник «Красной Армии» завоевал доверие тренерского штаба в регулярном чемпионате и продолжил оправдывать его в плей-офф, заработав 5 (2+3) очков в 19 кубковых встречах. В регулярном чемпионате он сыграл 55 матчей и набрал 10 (5+5) баллов.

В эксклюзивном интервью официальному сайту МХЛ Прохор Полтапов рассказал о переживаниях по ходу плей-офф, пройденном молодёжном этапе, семье и Санкт-Петербурге.


«Я однажды пережил эмоции поражения в финале, очень не хотел, чтобы это повторялось»

— Как ощущаете себя в статусе обладателя Кубка Гагарина?
— Только рад. Когда прозвучала финальная сирена — было опустошение и эмоциональное облегчение, но на следующий день счастье вернулось.

— ЦСКА проиграл первый матч финала, но затем забрал три игры подряд. Что помогло взять ситуацию под свой контроль?
— Это просто характер, желание выполнить поставленную цель. Мы хотели выиграть и понимали, что можем это сделать. Тем более после трёх побед подряд осознавали, что осталось забрать ещё один матч. Последний шаг — он трудный самый.

— Как реагировали, когда преимущество в серии стало ускользать из рук?
— Не было никаких споров и разногласий. Понимали, что мы все хотим одного — выиграть. Знали, что нужно делать и просто делали это дальше.

— В финале запомнилась также ваша стычка с Александром Радуловым, как вы видите ту ситуацию?
— Ситуация была такая: Миша Григоренко начал вылезать на ворота, шайба отскочила на пятак и он, увидев, что она не прижата, начал добивать. Я стоял рядом, поворачиваю голову и вижу: Миша лежит, а два игрока клюшками долбят его в спину, причём уже после свистка судьи. Два на одного, ещё и лежачего, было нечестно. Я оттолкнул их, на меня сзади налетел игрок, я сразу начал бороться, развернулся. Увидел, что это Радулов, только когда у меня уже шлем слетел. Мы все мужики, неважно кто какого возраста и статуса — на льду все равны.

— Согласны, что Радулов в КХЛ — особенный игрок?
— Считаю, что он был особенным и в НХЛ. Всё равно видно, что он приехал оттуда и у него есть огромный опыт. Ему всегда без разницы, кто перед ним, у Радулова очень сильный характер.

— Стараетесь выработать в себе похожий характер?
— Да, конечно. Если ты будешь показывать на льду такое отношение, то менее уверенные ребята станут обходить тебя стороной.

— Вы рассказывали, какой Сергей Фёдоров тренер. Но какой он человек?
— Такой же, как и тренер: спокойный, уравновешенный. Видно, что он был игроком. У Сергея Викторовича есть такая черта — он очень много думает, это даёт свои плоды.

— В финале вы отметились голом после роскошного сольного прохода. Что ощутили, когда поняли, что шайба в воротах?
— Когда я только бежал к воротам, думал: «Главное — не потерять шайбу!». Потом уже всё прокатило на чуйку, бросил и забил. Просто хотел выиграть, как и все у нас. Это был первый гол, мы повели 1:0 в, возможно, нашем победном матче. Эмоции были только из-за этого. Чувствовал, что благодаря моей шайбе мы стали на шажочек ближе к Кубку.

— Тогда ЦСКА уступил 1:2. Какие эмоции испытываете после матчей, когда ваша команда проиграла, но при этом вы сделали что-то результативное?
— У меня есть эмоции только по поводу командных успехов. Нет мыслей: «Блин, ну я такой красивый гол забил, а мы проиграли!» Я просто думаю о том, что команда проиграла.

— В финальной серии вы набрали 3 (1+2) очка, что помогло добавить в самом важном для команды отрезке?
— Думаю, ответственность, что меня где-то ставили во второе звено. Тем более это финал, ты весь сезон к этому шёл. Проиграть в финале — это самое ужасное чувство на земле. Плюс помогла поддержка старших ребят, которые говорили: «Всё нормально, играй, как умеешь. Если что — мы тебя подстрахуем». Эти факторы и дали свои плоды.

— Опыт проигранного финала МХЛ в составе «Красной Армии» как-то сказывался на вашей мотивации?
— Он очень сильно сказывался. Я уже однажды пережил эти эмоции, они были максимально неприятными, так что очень сильно не хотел, чтобы это повторялось. Ты делаешь какие-то выводы и учишься на своих ошибках, поэтому опыт проигранного финала только гнал меня вперёд.

— ЦСКА выиграл пять семиматчевых серий за два последних плей-офф. В чём секрет?
— Это уверенность, это мужики, которые понимают свою цель и знают, что нужно делать, к чему они идут и за какой клуб играют. Конечно, если бы в тебе не были уверены, тебя бы не позвали в эту команду. Тут только два варианта: либо ты превозмогаешь себя и становишься сильнее, либо скатываешься.

«Помню, как ходил смотреть на Васю Глотова, когда ещё был мелким. Мне тогда было 12 лет»

— Вы просмотрели свои голы и передачи в плей-офф? 
— Я не так уж много забил, поэтому больше смотрел игры, где действовал не результативно. А так, я пересматриваю именно смены. Если попалась смена с голом — посмотрю её, как обычное учебное пособие.

— Ваш пас в седьмом матче с «Локомотивом» был признан лучшим в четвертьфинале. Можете вспомнить, как отдали этот пас-конфетку?
— Мы правильно пошли в давление, «выцарапали» эту шайбу, после борьбы она отлетела ко мне. Увидел, что Виталя Абрамов выскакивает из-за ворот, а голкипер соперника переместился со мной. Оставалось просто точно скинуть ему шайбу.

— В той же игре вы попали в штангу. В плей-офф шайбу порой просто вытаскивали с ленточки. Как реагировали на такие неудачи?
— Ищущий всегда найдёт, идущий всегда придёт. Где-то просто не везло. Если появляются такие моменты, нужно просто продолжать делать то, что ты делаешь, отточить результативность и точность, чтобы уж точно залетало.

— Помните момент, когда выходили один на пустые ворота «Северстали», а вратарь соперника не успел смениться и спешил обратно в створ?
— Да. Я видел, что Володя Брюквин подбирает шайбу, думал: «Так, он сейчас её выкинет, а там вратарь. Нужно подумать, что сделать один на один», я ведь даже не знал, что голкипер убежал. Получаю шайбу, вижу пустые ворота и не понимаю, где вратарь. Тут замечаю краем глаза, как он бежит обратно, подумал: «Главное — попасть».

— Обе ваши шайбы в плей-офф были заброшены после сольных проходов. Почему не удавалось отличиться после комбинаций?
— Думаю, я ещё не до конца перестроился на взрослый хоккей. В детском хоккее ты взял шайбу и побежал. Получилось, не получилось — без разницы. А в КХЛ уже совершенно другой уровень. Здесь тактика, комбинации, разговоры друг с другом о том, где кто будет и что будет делать.

— Вы ведь пропустили половину полуфинала из-за болезни, как так вышло?
— Чувствовалась вина, потому что мы все профессионалы, я где-то за собой не уследил, приболел и бросил команду в такой ответственный момент. Смотрел каждую игру ЦСКА и очень сильно волновался.

— Были переживания, что из-за высокой конкуренции будет тяжело вернуться в состав после выздоровления?
— Переживал из-за того, что приболел, но понимал, что у меня будет шанс. Хоть я и не сразу вернусь на то же место в основу, но, если появится хоть какой-то шанс, я должен буду им воспользоваться. Ведь то, что я приболел и выпал из состава — это только моя ошибка, поэтому отвечать за неё мне.

— В сериях с «Северсталью» (9:3 и 0:3) и «Локомотивом» (2:6 и 5:0) были очень разные и крупные счета, это было следствие расслабленности в связи с первыми раундами?
— Мне кажется, это больше связано с тем, что в плей-офф уже совсем другая игра. Когда проходит не так много времени от регулярки до кубковых матчей, ты до сих пор играешь, как в регулярном чемпионате. От этого такие мысли и результаты. Поэтому к концу второго раунда счета были не такими большими — все уже успели перестроиться.

— Вы отмечали, что очень не любите играть против защитников с длинными клюшками. Как вам Андрей Педан и Степан Фальковский?
— Ужас-ужас. Никита Лямкин и Кирилл Адамчук — тоже большие защитники с длинными клюшками, ненавижу таких. От них убегаешь, а они тебя достают.

— Перед началом плей-офф были переживания о том, попадёте ли вообще в состав?
— Естественно, были мысли, потому что хотелось помогать команде, поэтому сильно волновался и ждал хоть какого-то маленького шанса.

— Когда пропало это волнение?
— Когда сыграл первую игру в плей-офф. На вторую мне дали чуть больше игрового времени. Я понял, что всё делаю правильно, двигаюсь в нужном направлении, надо просто продолжать, потому что это плей-офф, тут нельзя расслабляться, игры идут через день. Если дашь себе слабину — потеряешь нить игры.

— В плей-офф ваше время быстро увеличилось с полутора минут за игру до 10-12. Каково ощущать большое доверие на таком уровне?
— Только кайф! Самый настоящий кайф. Это же праздник, когда у тебя продолжается сезон, каждая победа на вес золота. Когда ты ещё столько играешь в таком возрасте — это огромнейший опыт.

— Во втором матче полуфинала против СКА на льду находилось сразу пять воспитанников школы «Серебряные Львы»: вы, Дмитрий Николаев, Николай Поляков, Василий Глотов и Захар Бардаков. Знакомы с ними лично?
— Нет, в СКА у меня нет близких знакомых по системе. Единственное, что я помню — как ходил смотреть на Васю Глотова в МХЛ, когда ещё был мелким. Они играли в «Юбилейном», Глотов ещё был в маске. Просто я запомнил его фамилию. Мне тогда было 12 лет, так что я ходил на МХЛ и смотрел на взрослых ребят, для меня они были здоровяки.

— Две семиматчевые серии подряд тяжело давались команде и лично вам?
— У нас есть хороший тренерский штаб, медицинский персонал и массажисты, они нам помогают не думать ни о чём, кроме игр и собственного отдыха. Поэтому в нашей игре и не было никаких огромных провалов. Иногда мы немного проваливались, шайба просто не шла в ворота, но потом быстро собирались. Так как я играл по 10-12 минут за матч, что достаточно много для молодого хоккеиста, мне было действительно в кайф, что у нас так много встреч.

— В КХЛ вводится перекрёстный плей-офф со второго раунда. Вы уже сталкивались с этой практикой в МХЛ.
— Думаю, будет интересно посмотреть на это на взрослом уровне. В МХЛ ты привыкаешь играть два дня подряд, а потом нужно лететь обратно и играть только через два дня. А тут матчи идут через день.

— Сергей Фёдоров, когда говорил о вас, отмечал, что в таком возрасте главное — не зазнаться. Что поможет этого избежать?
— Своя голова на плечах и мама.

— По ходу карьеры не случались приступы «звёздной болезни»?
— Всё прерывалось на корню. Сразу же было сказано: «Будешь так делать — будет втык» (улыбается).

— В КХЛ, по вашим словам, важно не думать о серьёзном и всегда сохранять позитив. Это получалось делать в плей-офф?
— Всё-равно есть какие-то шутки, ты порой забываешь обо всём, на тебя ничего не давит. Что-то может возникнуть перед матчем, но когда выходишь на первую смену, все переживания сразу пропадают.

— Когда поняли, что окончательно закрепились в ЦСКА?
— Думаю, что понял это только в плей-офф, даже не в регулярке.

— Практика в ВХЛ в сезоне 2021/2022 помогла в КХЛ?
— Это помогло понять стиль и габариты, там ведь уже мужики. Они не будут смотреть, что ты ещё молодой. Значит, ты должен обыгрывать их головой, думать за себя и за них.

«Период в молодёжке помог мне стать тем, кто я сейчас»

— В плей-офф вы на один матч присоединились к «Красной Армии», который она уступила. Как оцените этот опыт?
— Исходя из моей игры в том матче — ужасно. Меня отправили помочь, а я никак не помог. Но было тяжело перестроиться со взрослого хоккея обратно в молодёжный. Намного тяжелее, чем из детского во взрослый: разные скорости, менее организованная команда.

— На вас давила ответственность, как на игрока из КХЛ?
— Да, было небольшое давление. Старался выкинуть все эмоции из головы, был настроен только на победу. Хотел выйти и помочь, чтобы команда играла дальше. На тот момент была неопределённость. Возможно, и у меня бы закончился сезон вместе с ними.

— В сезоне 2021/2022 «Красная Армия» дошла до финала, а в этом вылетела в первом раунде. С чем связан такой разный результат?
— Произошла смена поколений. Тогда лидеры команды провели в МХЛ весь сезон, а в этот раз всех выдёргивали из других лиг, ребята потеряли эту нить МХЛ.

— В своём последнем матче в МХЛ вы сыграли против «Спартака», за который выступал ваш друг Никита Чибриков. Удалось с ним пообщаться?
— Только после игры. Давно друг друга не видели, не встречались на льду, поэтому было интересно посмотреть, кто во что вырос. Поздравил его с тем, что он подписал контракт новичка с «Виннипегом». Думаю, у него всё получится.

— Жалеете, что так и не сыграли с Кириллом Капризовым за ЦСКА? В его последнем сезоне в КХЛ вы сыграли один матч, но тогда в заявке его не было. 
— Конечно, жалко. Когда тренируешься и видишь всё в живую — это совсем другие ощущения и эмоции. Было бы максимально круто даже просто поговорить с ним, этот разговор стал бы невероятным опытом. В любом случае ты смотришь какие-то его матчи, смены, понимаешь, что он делает. Если то, что делает Капризов, даёт плоды, то почему бы и тебе это не попробовать? Личная встреча с Кириллом очень бы помогла.

— Правильно будет сказать, что вылет «Красной Армии» в какой-то степени был полезен и позволил больше не думать о том, что вас могут неожиданно вызвать из ЦСКА на помощь молодёжке?
— Нет. Скажу честно, вообще не было полезно, потому что это всё одна система ЦСКА. Клуба, который всегда идут только за первыми местами, и вылет молодёжки в первом раунде — это очень плохо. Единственное, что было полезным для меня, это то, что я посмотрел на ситуацию, проанализировал свою игру и понял: «Мальчик, тебе нужно собраться».

— Присутствовало чувство недосказанности от того, что молодёжный этап карьеры вы завершили именно так?
— Если я как-то перешагнул через этот этап и сейчас нахожусь выше, почему должен считать его неудачным? Он дал мне толчок для развития, ведь я поднялся и вырос благодаря этому этапу. Считаю, что у меня был удачный опыт. Всё было неплохо, если не брать в расчёт то, что мы не выиграли Кубок Харламова. МХЛ дала мне уверенности, сил, вырастила во мне настоящего хоккеиста. Период в молодёжке помог мне стать тем, кто я сейчас.

«Сестра может расплакаться, если мы проиграем или я как-то ударюсь»

— Как проводите свой чемпионский отпуск?
— Провожу время с мамой и сестрой, потому что был очень длинный сезон — долго с ними не виделся, мне и им было тяжеловато. Слетаю отдохнуть на море и набраться витаминчиков. Также хочу отвезти Кубок Гагарина в Питер.

— Вы уже давно уехали из Санкт-Петербурга и сами говорили, что по укладу жизни больше москвич. Из всех мест для кубка вы выбрали свою первую школу «Серебряные Львы»?
— Да, собираюсь поехать в родную школу и устроить там фотосессию, чтобы все маленькие ребята понимали, к чему надо стремиться, что из этой школы действительно вырастают хорошие игроки. У меня есть хорошие воспоминания из Петербурга, связанные именно с хоккейной школой, но не с самим городом. «Серебряные Львы» меня вырастили, там нас реально готовили. Плюс в Питере живут мой папа и бабушка с дедушкой — те, кого я не вижу во время сезона. Хотелось бы также приехать к ним с кубком и порадоваться вместе.

— Тяжело так долго не видеться с отцом?
— Тяжело, но папа — не мама (улыбается). Мы частенько с ним говорим, он многое подсказывает, поэтому не успеваем друг по другу очень сильно соскучиться. Понимаем, что я уже взрослый, он тем более. Иногда наступает грустинка из-за того, что хочется поговорить побольше, но у меня и папы дела, нам нельзя долго грустить.

— Вы часто упоминаете маму, расскажите и о сестре. 
— Она сильно увлекается моим спортом, мне кажется, даже намного больше, чем мама. Сестра очень сентиментальная, она сильно волнуется, может расплакаться, если мы проиграем или я как-то ударюсь. Ей 17 лет, она у меня молодец. Когда мама на работе, сестра мной максимально занимается, огромное ей спасибо! Из-за моего хоккея она вообще переехала в девять лет из родного города.

— Мама с сестрой — ваши главные фанаты?
— Да, они ходят вообще на все домашние игры и смотрят все гостевые. Они очень сильно нервничали в плей-офф, как и я. Перед седьмой игрой финала у меня началась нервотрёпка, набрал маму в три часа ночи, сказал, что не могу уснуть и меня трясёт. Мы поболтали с ней и стало хорошо. Сестра потом присылала свои видосы, говорила: «Братик, победи!».

— В одном из интервью вы сказали, что Павел Буре сейчас не вошёл бы даже в пятёрку самых быстрых игроков. Кто самые скоростные хоккеисты КХЛ?
— Серёга Плотников очень быстрый и работоспособный, Макс Мамин с шайбой тоже очень быстро бежит, именно катит. Также выделю Виталю Абрамова и Павла Порядина.

— Какие качества главные для современного хоккеиста?
— Игра серьёзно меняется, площадки становятся меньше, поэтому я считаю, что скорость очень важна. Ты должен быстро двигаться и при этом соображать, потому что ноги могут работать, а голова не будет понимать, куда они бегут. В первую очередь нужно развивать мышление, потому что можно быть физически сильным, но голова очень важна. Всё остальное придёт.

— Вы признавались, что раньше могли в свободное время посидеть с парнями из «Красной Армии» в компьютерных клубах. Играли уже с кем-то из КХЛ?
— Да, в этом году играл с Володей Брюквиным и Владом Каменевым. Из тех, с кем мы были вместе в МХЛ, выделю Тахира Мингачёва, Матвея Гуськова и Максима Соркина. Мы играем в «Counter-Strike».

— В Петербурге вы жили в Приморском районе, а лёд у «Серебряных Львов» был в Удельном парке и на Мебельной улице, причём условия для игроков были не самые лучшие. В то время обращали внимание на какие-то трудности?
— Не знаю, как у других, но я до 12 лет вообще об этом не задумывался. Мама мне только недавно начала говорить о том, что это было реально тяжело. Огромное спасибо родителям, что они на меня не давили, не говорили: «Мы покупаем форму, а ты так играешь!» Я просто кайфовал и играл в хоккей, мне было без разницы, в каких раздевалках сидеть. В Питере я переодевался в сушилке, чтобы не возить форму с собой, у меня была огромная вешалка с ножками. Ставил её и вешал форму, потом приезжал с мамой или папой к этой сушилке, прямо там переодевался и шёл на лёд. Когда переехал в Подольск, подумал: «Нифига себе! Так тоже может быть?».

— Ваша мама — очень верующий человек, какую роль вера играет в вашей жизни?
— Такую же большую, как и хоккей. Хоккей и вера для меня одно. Знаю молитвы, молюсь перед каждой игрой, у меня есть крест и православный браслет, но дальше говорить не буду (улыбается).

— Несколько лет назад вы старались читать по книге в неделю, как сейчас обстоят дела с чтением?
— Вообще забросил всю эту тему с чтением. Реально не хватает времени: приезжаешь, ложишься, у тебя отнимаются ноги, ты просто отдыхаешь, а с утра уже на тренировку. Приходишь и опять ложишься отдыхать, ни на что не хватает сил.

— Ваши детские тренеры в системе «Витязя» и «Динамо» сами были из ЦСКА. Вы говорили, что они прививали «армейскую систему». Что вы вкладываете в это понятие?
— Это дисциплина, характер, воля — все качества, которые помогут в жизни. Что в 12 лет меня учили, что сейчас в 20 учат приходить вовремя, играть до конца и никогда не опускать руки.

— С кем из когда-либо живущих людей вы хотели бы познакомиться и что бы спросили?
— С Валерием Харламовым. Это величайший игрок в нашей истории. Просто хотел бы спросить, какие у него мысли были во время игры, что он чувствовал. Чтобы понимать для себя, такие же ощущения я испытываю, в правильном ли направлении иду.

Досье

  • Полтапов Прохор Сергеевич
  • Родился 1 февраля 2003 года в Санкт-Петербурге
  • Карьера
  • 2010-2015 — «Серебряные Львы», Санкт-Петербург
  • 2015-2017 — «Витязь» Московская область
  • 2017-2019 — «Динамо» Москва
  • С 2019 — ЦСКА Москва
  • Достижения
  • Серебряный призёр юниорского чемпионата мира 2020/2021
  • Серебряный призёр чемпионата МХЛ 2021/2022
  • Обладатель Кубка Гагарина 2022/2023