Дмитрий Саморуков: на карантине узнал, какая у меня красивая жена - ХК ЦСКА
ПРОСМОТР И ОТБОР ДЕТЕЙ 2015 ГОДА РОЖДЕНИЯ В ХОККЕЙНУЮ ШКОЛУ ЦСКА
382

Дмитрий Саморуков: на карантине узнал, какая у меня красивая жена

Источник: Sport24

21-летний защитник хорошо известен хоккейным болельщикам из России по выступлению на двух молодежных чемпионатах мира. Последние четыре года Саморуков провел за океаном: сначала в юниорской лиге Онтарио, а в последнем сезоне играл за фарм-клуб «Эдмонтона». Дмитрий принял решение предстоящий год провести в ЦСКА, чьим воспитанником является.

«Не мог сидеть на одном месте и ждать чуда»

— Когда впервые возник вариант с КХЛ?
— Пару месяцев назад. В «Эдмонтоне» мне сказали, что не понимают, когда начнется новый сезон и когда закончится этот. Сидеть без работы полгода совершенно не хотелось. Тем более пока молодой, нужно как можно больше играть.

— Переезд был вашей с агентом инициативой?
— Да, я понимал, что не могу сидеть на одном месте и ждать чуда, когда в Америке начнут играть в хоккей. Очень трудно так долго быть без игровой практики. Это как после травмы, когда ты выходишь на лед и заново учишься кататься.

— Правда, что ваше возвращение состоялось при участии Игоря Есмантовича, который неоднократно общался с Кеном Холландом?
— Точно знаю, что представители «Эдмонтона», в том числе Кен Холланд, общались с президентом ЦСКА, было несколько разговоров насчет меня. Слышал, что даже тренеры созванивались.

— Вам не кажется, что год — это маловато для того, чтобы освоиться в лиге, где вы никогда не играли, да еще и в таком сильном клубе?
— Буду сразу взбираться наверх по лестнице. Других вариантов нет. Кто не рискует, тот не пьет шампанского!

— Александр Хованов говорил, что может в «Ак Барсе» остаться и на второй год. «Эдмонтон» настаивал только на годовой аренде?
— У Хованова немного другая ситуация, он не играл в АХЛ. А я провел сезон в фарм-клубе, мы общались с тренерами, на меня рассчитывали в будущем году. В «Эдмонтоне» понимают, что я хочу сейчас играть, а не сидеть на одном месте. Поэтому еду в ЦСКА. Мне нужно набраться опыта и поработать над собой в новой лиге.

— Был ли у вас уже личный разговор с Игорем Никитиным?
— Да, мы с ним немного говорили, он мне нарисовал общую картину, детально позже разберемся. Основная работа еще не началась, не все ребята в строю. Рано говорить об игровых задачах, сейчас мне важно влиться в коллектив и войти в тренировочный режим.

— Молодым защитникам у Игоря Никитина приходится очень непросто. Вас этот момент беспокоил, когда соглашались на аренду?
— Нет, я понимаю, что ничего легко не дается — всегда надо работать и доказывать. Я не еду на свободное место, знаю, что его сначала надо завоевать.

— Есть ли у вас какая-то гарантия от ЦСКА, что будете играть регулярно в основе?
— Только работа покажет это. Пока я прохожу сборы с первой командой. В ЦСКА меня видят игроком основы. Моя задача — доказать, что я соответствую этому уровню.

— Вы четыре года не играли в России, будет ли сложно привыкать заново к большим площадкам?
— Общался с ребятами, которые приезжали из Америки. Они говорят, что здесь более мастеровитый хоккей, больше с шайбой играют. Думаю, серьезных проблем с адаптацией не будет. Если хочешь, сможешь заиграть везде.

— Два года назад в интервью вы говорили, что в ЦСКА у вас была пара неприятных моментов. Сейчас недопониманий уже нет?
— Нет. Да и тогда особых проблем не было. Просто была возможность уехать в Канаду, и в ЦСКА даже навстречу мне пошли в этом вопросе. На протяжении последних лет клуб поддерживал со мной общение, интересовался моей игрой.

«Тест на коронавирус показал наличие антител в организме»

— Вы провели весь карантин в России. Когда сезон АХЛ был приостановлен, быстро поняли, что нужно скорее улетать домой?
— Когда сезон поставили на паузу, мы с женой хотели провести немного времени в Калифорнии. Но потом нам позвонили и сказали, что через три дня авиасообщение с Россией будет приостановлено. Мы собрали все вещи за два дня и купили билеты. Водитель, который вез нас в аэропорт, сказал, что мы его последние клиенты. И действительно, на следующий день весь транспорт в Калифорнии закрыли. Мы буквально в последний вагон прыгнули.

— Почему полетели во Владивосток, а не в родную Москву?
— У меня жена из Владивостока, да и там условия для самоизоляции были хорошими. Мы жили за городом: могли погулять по улице, выйти куда-то, спортом заниматься. Когда разговаривал с друзьями из Москвы, то все говорили, что сидели безвылазно несколько месяцев в квартирах. Это намного тяжелее.

— Заниматься спортом сразу стали на самоизоляции?
— Недельку отдохнули с Виталием Кравцовым (родной брат жены Дмитрия, Анастасии. — Sport24), восстановились физически и морально, а после начали тренироваться. Хотя, конечно, в такое время сложно восстановиться. Весной как раз организм готовится выйти на пик формы к плей-офф. Но у нас вроде бы получилось. Мы ходили в зал, работали по чуть-чуть, чтобы тело не отвыкло от нагрузок.

— Было ли вам в какой-то момент страшно заболеть коронавирусом?
— Когда волна только пошла, волнение присутствовало. И больше переживал не за себя, а за старших и младших. Считаю, что если соблюдать все правила — носить маску, перчатки, регулярно руки мыть, то все будет в порядке.

— У вас много знакомых переболело?
— Да, были случаи. К счастью, все в легкой форме. Я последний раз болел в декабре. У нас тогда полкоманды слегло. Думали, что грипп какой-то. В России мы с женой сдавали тест, и мой показал наличие антител в организме. Хотя симптомов у меня вообще не было, непонятно, как я мог заболеть. Просто тогда в декабре это не мог быть коронавирус.

— Теперь с антителами вам ничего не страшно!
— Да, в этом плане мне повезло. Хотя говорят, что антитела тоже в организме недолго держатся. Поэтому все равно нужно быть осторожным.

«Могу уже идти в университет и рисовать картины»

— Почему вы с женой решили расписаться в период пандемии?
— У нас вообще смешная история получилась: мы встретились в Канаде, расписались во Владивостоке, а свадьбу сыграли в Москве. Расписаться весной решили, потому что на тот момент я был игроком «Эдмонтона», визы заканчивались и легче было решить все бюрократические вопросы, будучи в браке. После заключения брака, жена сразу же поменяла все документы, взяла мою фамилию, и мы были готовы лететь в Канаду, если потребовалось бы.

— Планировать большой праздник в столице в периоде пандемии было сложно?
— На самом деле мы организовали свадьбу за две недели.

— Ничего себе!
— Нет, ну вообще торжество планировалось год: место было подобрано. Просто из-за коронавируса пришлось экстренно подстраиваться под новые реалии. Но у нас было немного людей на свадьбе, так что никакие ограничения нас не затронули. Пригласили только близких.

— Довольны праздником?
— Конечно! Воспоминания о нем останутся на всю жизнь. Было приятно увидеть родственников и друзей, провести с ними этот прекрасный день.

— Что для себя нового открыли во время самоизоляции?
— Ой, у нас было столько разных развлечений. Мне кажется, я могу уже идти в университет и рисовать картины, собирать мозаику и еще много чего. Искали всевозможные способы приятно провести время, чтобы было нескучно.

— Сейчас с улыбкой вспоминаете то время или не хотели бы повторить?
— Есть такая шутка среди спортсменов: я уже забыл, как выглядит моя жена, а во время самоизоляции узнал, какая она у меня красивая. Оказывается, что женщина, которая сидит на диване, моя жена (смеется). Так что опыт интересный. Было приятно провести время в России, в кругу семьи. Хотя опять же понятно, что пандемия — это плохо. Но в такой ситуации тоже нужно искать плюсы.

«В «Эдмонтоне» в отношении меня делали ставку на следующий сезон»

— Поделитесь впечатлениями о сезоне в АХЛ?
— На протяжении всего сезона мы поддерживали общение с тренерским штабом и руководством «Эдмонтона». Мне кажется, я вырос как игрок за этот год. Все моменты мы обсуждали с тренерами. Я поиграл против ребят, которые уже в НХЛ выступали. Это бесценный опыт для молодого игрока. Считаю, что сезон получился таким, каким должен был. Конечно, всегда хочется большего. Но первый шаг я сделал.

— После юниорской лиги сложно ли было привыкнуть ко взрослому хоккею?
— Не то что бы сложно. В юниорской лиге мне ведь прививали стиль, который есть во взрослом хоккее. Просто на профессиональном уровне все решают микромоменты, над которыми мне еще много надо работать.

— «Бейкерсфилд» играет в Тихоокеанском дивизионе, который практически не встречается с соперниками из других подгрупп. Для вас это было не странно?
— Да, услышать, что при 60 играх в сезоне по 8-10 раз встречаться с одной и той же командой, сначала было странно. Но на самом деле ничего такого в этом нет. Слабых команд нет, плюс по ходу сезона меняются составы, кого-то поднимают в НХЛ, кого-то спускают. Получается, что постоянно видишь новые лица. Интересно поиграть против будущих молодых звезд.

— Против кого было интереснее всего играть?
— Дивизион у нас было достаточно сильный. Мне запомнилась игра с «Тусоном», когда я неплохо так забил Ивану Просветову.

— Ваша команда не проходила в плей-офф. В чем причина не самого удачного выступления?
— В прошлом сезоне еще до моего прихода у команды было 17 побед подряд, она вышла в плей-офф с первого места. В этом году шесть или семь игроков из того состава уже играло в НХЛ, а они делали результат в «Бейкерсфилд». Поэтому в этом сезоне тренеры искали новые связки, пытались наладить игру. Не могу сказать, что мы плохо выступали. Просто порой получалось, что вели 3:1, а в итоге проигрывали 3:4.

— Я общалась с одним скаутом, который смотрел матчи «Бейкерсфилд», и он сказал, что вам не хватало скорости. Согласны?
— У молодых игроков есть всегда проблема со стабильностью. Я тут не исключение. Нужно не зацикливаться на одном матче, а идти всегда вперед. Считаю, что мне вообще всего не хватает. И скорости, и силы, и броска, и выносливости. Поэтому и пытаюсь работать над всеми качествами.

— Осталась ли обида, что вас так ни разу и не подняли в «Эдмонтон»?
— Нет, мы же разговаривали с клубом, я все прекрасно понимал. У нас в команде играли молодые ребята, которые уже готовы к НХЛ, но их все равно не поднимали. Это надо морально принять. Ты должен понять, как работает система. Нельзя прийти из юниорской лиги, где набирал по 120 очков, и сразу попасть в НХЛ. Считаю, что этот год в АХЛ был важен для моего развития. В клубе в отношении меня делали ставку на следующий сезон.

«Драйзайтль и Макдэвид — адекватные ребята»

— Прошлой осенью в тренировочном лагере вы выглядели очень здорово. Сами как чувствовали себя?
— Да, мне понравилось, как я провел лагерь. Меня одного из самых последних спустили в АХЛ. Было приятно, что меня ценили, что смог поиграть практически против оптимальных составов команд НХЛ. Тогда понял, что на этом уровне можно играть. Но я не ехал в фарм-клуб с мыслями: «Блин, как жалко, что меня отправили». Я понимал, что нужно расти и работать, чтобы заслужить право оставаться в основе.

— В тренировочном лагере успели научиться чему-то у Драйзайтля и Макдэвида, которые выдают хоккей какого-то космического уровня?
— Главное, что они очень адекватные ребята, всегда помогут, если нужна помощь. Не ведут себя как звезды, с ними можно пообщаться, можно спросить совета. Это круто. По поводу работы Макдэвида бесполезно что-то говорить, это просто гигантский талант. Да, он много ходит в зал, но ведь все это делают. Просто Коннор один на миллион.

— При этом в этом сезоне выстрелил Драйзайтль. Вас это удивило?
— Это как в фильме «Последний танец»: все говорили про Джордана, а за его спиной был Скотти Пиппен. Один Майкл не смог бы вытащить, а их дуэт принес столько кубков «Чикаго Буллз». Драйзайтль, как и Макдэвид, играет большую роль в команде.

— Кому бы отдали «Харт»: Драйзайтлю, Маккиннону или Панарину?
— Отдал бы Александру Овечкину.

— Но сейчас же именно этих троих номинировали.

— Конечно, хотелось бы, чтобы награду получил русский. Я всегда за Россию. С другой стороны, болею за «Эдмонтон» и Драйзайтля. Считаю, что все трое достойны, они игроки высочайшего класса. Панара провел классный сезон, фактически команду в плей-офф вытащил, Леон стал лучшим бомбардиром, Маккиннон — огромный талант. Как тут определиться?

— На кого из защитников ориентируешься?

— Одного не назову. Сейчас много ребят играет на высоком уровне. Нравится Хедман, Сергачев, Макар. В НХЛ появляется много молодых защитников, которые приносят что-то новое. За всеми по чуть-чуть интересно наблюдать.

— Какие у вас личные цели на предстоящий сезон?

— Закрепиться в составе ЦСКА, набраться как можно больше опыта и новому научиться.

— Уже известно, что вы по окончании сезона ЦСКА сразу вернетесь в расположение «Эдмонтона»?

— Я пока ни о чем не думаю. Сейчас у меня контракт с ЦСКА, и мысли только о выступлении за этот клуб. Что будет дальше — решать не мне. Я игрок и хочу играть в хоккей.

Источник: Sport24