«Мне еще долго идти по минному полю»: Сергей Фёдоров — о работе в ЦСКА и сборной - ХК ЦСКА
ПРОСМОТР И ОТБОР ДЕТЕЙ 2017 ГОДА РОЖДЕНИЯ В ХОККЕЙНУЮ ШКОЛУ ЦСКА
533

«Мне еще долго идти по минному полю»: Сергей Фёдоров — о работе в ЦСКА и сборной

Источник: rsport.ria.ru

Отмечающий в понедельник день рождения главный тренер ЦСКА, ассистент главного тренера сборной России Сергей Фёдоров в интервью корреспонденту РИА Новости Семёну Галькевичу оценил текущие результаты армейцев в КХЛ, поделился ожиданиями от Олимпиады в Пекине и рассказал, как Александр Овечкин отреагировал на его назначение в штаб национальной команды.

- Сергей Викторович, вы впервые отмечаете день рождения в расположении сборной России?

- Так и не вспомнить. Даже не знаю. Если только какой-нибудь сбор перед молодежным чемпионатом мира это мог быть, еще до отъезда в «Детройт».

- И что чувствуете по этому поводу?

- (Улыбается) Чувствую, что должен работать и быть сегодня в полной готовности. Меня супруга спросила пару дней назад: "Мы будем отмечать или нет?" Я говорю: "Конечно, будем! Но только после работы".

- Давайте все же начнем с ЦСКА. С каким настроением вы подошли к декабрьской паузе?

- Если говорить лично обо мне, то, считаю, удалось реализовать определенные моменты и немного успокоить ту интенсивность в плане тренерской работы, с которой мы входили в сезон. Сегодня, не побоюсь этого сказать, у нас есть четкое понимание, куда мы должны двигаться. За прошедшие месяцы мы как коллектив многое поняли и закрепили, определили для себя, куда идти и как идти, кто и что может.

- Это понимание пришлось обретать уже по ходу чемпионата?

- Да, здесь и сама игра диктует определенные моменты, и наш состав, и наш тренерский штаб. Все это пусть не новый, но очень интересный процесс. Хотя, конечно, для меня было много новых нюансов.

- Не опасаетесь оставлять команду? Пусть и на неделю всего.

- Это слегка неприятное чувство. Но я стараюсь не смотреть на эту ситуацию так, будто я что-то оставляю, - просто надо работать. Прямо сейчас мое основное внимание – это сборная, но я решил для себя, что эту неделю буду работать в две смены. Тем более что ЦСКА будет тренироваться на той же арене.

«Стараюсь не давить авторитетом, сейчас я новичок»

- Вы довольны текущими результатами ЦСКА?

- Нет. Я максималист, я точно знаю, что не все свои резервы мы использовали. Да, соперник доставлял нам определенные трудности, но мы не полностью выкладывались в каких-то отрезках матчей. Я уважаю ситуацию, в которой оказались и команда, и тренерский штаб с новым главным тренером, поэтому отношусь с пониманием. Я благодарен и игрокам, и своим помощникам за адекватную реакцию. Сегодня можно говорить о том, что мы сработались.

- Оглядываясь назад, насколько сложными были первые месяцы тренерской работы?

- Я не могу сказать, что все стало сильно проще. Мало времени слишком прошло, и сложный период еще продолжается. Думаю, что идти по минному полю я буду не только этот сезон, а несколько лет. Даже на миг не хочу допустить, что в какой-то момент я позволю себе расслабиться или решу, что сделал все, что мог. Такого не будет никогда, думаю. Это новый рубеж для меня, новый этап в жизни, и мне хочется все сделать правильно, чтобы, образно говоря, люди не страдали из-за моих решений.

- В 2012 году, когда вы из игрока превратились в руководителя ЦСКА, было сложнее?

- Нет, тренерская работа намного сложнее. Особенно с тем цейтнотом, с которым мы столкнулись в этом сезоне. Тогда все было не так резко, хотя было много нового, и я буквально за год вник во все аспекты, как должны работать клуб и лига. У меня были очень хорошие помощники, я очень рад, что эти люди повстречались мне. Когда в твоем подчинении около 250 человек, это сложновато. Но помню, что тогда все как один с пониманием отнеслись ко мне.

- Игроки ЦСКА не скрывали, что были шокированы сменой тренера этим летом. Как вы выстраивали отношения?

- Этот процесс продолжается. Мы же только начали совместную работу.

- Вы говорили, что в этом плане вам очень помог капитан Сергей Андронов, его ассистенты.

- Да, эти ребята, которых я знаю давно, здесь выступили как проводники. Мне было важно мнение лидеров, как ребята видят ситуацию. Но я говорил не только с ветеранами, я говорил со всеми, кто попадал под руку, – нужно было быстро познакомиться. Я допускаю, что многие мои вопросы, какие-то мои телодвижения заставали их врасплох, потому что ранее, вероятно, ни один тренер в их карьере так себя не вел. Но мне было важно и себя представить, и их услышать.

- Ключевым моментом здесь, как понимаю, стал профессионализм игроков.

- Обоюдный профессионализм, давайте скажем. Субординация пришла в свое русло, и это важный момент, когда есть четкое понимание, кто и за что отвечает. Я многих ребят знаю давно, и они меня знали, но чуть-чуть в другой ипостаси. Теперь мы работаем намного плотнее, и каждый день узнаем что-то новое друг от друга. И друг о друге.

- Ощущаете, что важную роль играет ваш авторитет в глазах игроков?

- Важно, чтобы игроки понимали: я принимаю решения из своего приобретенного опыта. Но я стараюсь, чтобы моя карьера, мой авторитет не давил на них, я не хочу в их глазах быть тем Сергеем Федоровым, Федоровым-игроком. Я точно знаю, что сейчас я новичок, я новый тренер. Я точно знаю, что мы можем многому научиться друг у друга. Понимаю, что ребята привыкли к определенному формату работы с Игорем Никитиным, и сейчас идет определенная перестройка. Обретение взаимопонимания – это процесс не на один день. И даже не на один сезон.

«Мы с Окуловым не теряли общий язык»

- Антон Слепышев выбыл до конца декабря?

- Антона мы потеряли надолго, к сожалению. Эмоции приветствуются, это игра, это характер, и так должно быть всегда. Но мне в глубине души чисто по-человечески совсем не хотелось бы видеть своих ребят, получающими такие травмы. Нужно играть с первой и до последней минуты с полной концентрацией. И это относится ко всей команде, речь не про Антона.

- Вы нашли общий язык с Константином Окуловым?

- Мы разве его теряли?

- Он не попадал в состав, вы говорили о том, что к нему есть вопросы по игре без шайбы.

- Это нормальный рабочий процесс. Точно могу сказать, что Костя мне очень импонирует. Есть определенные даже не профессиональные, а человеческие моменты, и где-то я понимаю Окулова даже больше, чем он сам себя понимает. В плане того, что он может и как он может. Нет, мы не теряли общий язык, не теряли общение. Может, в какой-то момент оно было натянутым, но это нормально. Мы здесь не просто так играем, мы играем на победу, и от нас обоих требовалось понимание этого. Я очень рад за его успехи, как Костя себя повел, как он перестроился, а это было самое сложное для него. Верю, что после паузы он покажет блестящий хоккей.

- Ни один игрок ЦСКА на данный момент не выбран на Матч звезд. Как так?

- Не знаю, как это комментировать. И не знаю, насколько это сейчас престижно. Матч звезд – это отличное событие для фанатов, но знаю, что идет много споров о формате. И я один из тех, кто хотел бы увидеть что-то реальное. Не только шоу, не только конкурсы, а чтобы сама игра была интереснее, настырнее, более приближенной к реальным боевым действиям.

- ЦСКА нужно усиление до закрытия трансферного окна?

- Усиление всегда нужно. У нас нет проблем, но усиление нужно.

- Этот вопрос на менеджменте? Вы сейчас в отрыве от этого процесса?

- Да, мне сейчас сложно на эту стезю зайти. Это может помешать моей основной работе.

- Игорь Никитин проиграл финал и был уволен. У вас задача в этом сезоне - только Кубок? Или есть время какое-то как у новичка?

- Лично я думаю, что у меня нет времени. Кубок – это цель всегда, но после поражения в финале – особенно. Такое настроение у высшего менеджмента и руководства компании "Роснефть", под патронажем которой мы находимся. Понимаю, что работаю в авральном режиме, и меня это устраивает. Постараюсь выжать все из себя, выжать все из команды.

- В условиях жесткого потолка зарплат сложнее добиться результата?

- Я спокойно отношусь к этим финансовым моментам. Реально меня беспокоит совсем другое. Мне понятно, что наш хоккей – все, что ниже профессионального, - в не очень хорошем и не очень здоровом состоянии: нет кадров, нет хороших тренеров - ни детских, ни других. Это тяжелое время для нашего хоккея, везде шаблоны. Хотелось бы видеть больше тренеров, которые бы индивидуально работали с детьми, чтобы они умели кататься, играть с шайбой, играть клюшкой, играть в атаке и обороне. К сожалению, этого не происходит, потому что со всех тренеров спрашивают результат. Всем нужно кормить семьи, зарабатывать, и у тренеров просто нет кислорода, чтобы работать так, как они считают нужным. Считаю, что по крайней мере в больших клубах, где есть команды и МХЛ, и ВХЛ, и КХЛ, тренеры должны иметь эту свободу.

«Овечкин сказал: увидимся на Олимпиаде»

- Олимпиада в Пекине - что это для вас?

- Тренерский опыт и большая ответственность за страну, за Родину, за тех ребят, кто приедет и постарается выполнить задачу. Да, чувствую огромную ответственность перед игроками и страной.

- Главные воспоминания, которые связаны у вас с Олимпийскими играми?

- Олимпиада – это тяжело. Деревня и еда там мне никогда не нравились. Конечно, есть сожаление, что мы ничего не показали в Ванкувере. В Солт-Лейк-Сити мы выступили достойно, в Нагано – достойно. Но могли лучше, как говорится. Олимпиада – это тяжелый турнир для ребят из НХЛ, я прошел через это на своей шкуре. Особенно когда тебе приходится куда-то долго лететь, за пару недель перестраиваться сначала туда, потом обратно. Это адаптация ко времени, а именно биологические часы, тело, разум, здоровье, энергия. К этому я серьезно отношусь. Но опять же – все в одинаковых условиях.

- Считаете свое назначение в сборную результатом девяти лет работы в ЦСКА?

- Не считаю, я ведь на льду особо не работал как тренер. Да, много лет занимался с игроками узкопрофильными моментами, но не более. Я знаю, как и почему произошло мое назначение, но не готов в прессе об этом говорить.

- Когда говорят, что Федоров – это представитель Игоря Сечина в тренерском штабе, как вы реагируете?

- Нормально. Всем понятно, что "Роснефть" в лице Игоря Ивановича Сечина отвечает за ЦСКА. Все, что делает "Роснефть", она делает качественно, конкретно и на высоком уровне. Все знают, что наш клуб находится под патронажем "Роснефти".

- Речь про штаб сборной.

- Точно нет. В штабе сборной я представитель Алексея Юрьевича Жамнова.

- В сторону майского чемпионата вы смотрите? Или это только после Олимпиады будет решаться?

- Не смотрю. На сегодня задано определенное направление работы, продолжим ли мы его в этом составе, не знаю. Гадать не буду. Но надеюсь, что да. Надеюсь, мы сделаем правильные вещи и принесем то, ради чего собрались, - золотые медали Олимпиады.

- Мы увидим замену вратаря в овертайме на Кубке Первого канала? Если дойдет до дополнительного времени.

- Если Жамнов спросит, я точно что-то посоветую.

- Алексей Кудашов сказал: "Вадим Шипачев соответствует олимпийскому уровню, я рекомендую его в Пекин". Можете сказать так о Никите Нестерове?

- Очень острый вопрос, хороший вопрос. Оставлю свое мнение при себе, но Алексею Жамнову точно скажу, что думаю. С моей позиции не будет правильным спекулировать на персоналиях. Но я рад за Алексея Кудашова, что он так сказал. Я считаю, что это огромная поддержка игроку. Это цель, поставленная главным тренером "Динамо" своему хоккеисту.

- Ваше мнение, насколько велика проблема сборной России с центральными нападающими?

- На коротком турнире это не проблема. Мастерство играет роль, но еще важнее в Пекине будет настрой, энергетика и вера в то, что мы делаем. Задачей тренерского штаба будет дать игрокам четкий энергетический посыл.

- Все-таки вы солидарны с Кудашовым? Шипачёв нужен в Китае?

- Это прерогатива Жамнова. Со своей стороны могу только предполагать. Я предположу, что Шипачёв нужен.

- Верите, что Кузнецову сократят дисквалификацию?

- Верю. Не знаю процесса, но верю и, конечно, хотел бы его увидеть на Олимпиаде.

- Известно, что вы близки с Александром Овечкиным. Поддерживаете связь?

- Я поздравляю Сашу с успехами, очередными рекордами, всегда желаю здоровья. Особенно его родителям. Когда-то мы общались плотнее, сейчас - по SMS.

- Ваше назначение обсуждали?

- Нет, некогда было. И Саша занят, и я погружен в работу. Но одной фразой могу поделиться. Он сказал мне: "Увидимся на Олимпиаде".