Михаил Григоренко: У нас чемпионское окно еще лет десять - ХК ЦСКА
1007

Михаил Григоренко: У нас чемпионское окно еще лет десять

Источник: sport24.ru

Большой разговор с трехкратным обладателем Кубка Гагарина.

Михаил Григоренко — один из многолетних лидеров ЦСКА, который брал с клубом три Кубка Гагарина. В этом сезон 28-летний нападающий провел лучший для себя плей-офф в карьере и был признан самым ценным игроком розыгрыша КГ-2023. В 27 матчах он набрал 25 (12+13) очков. В интервью Sport24 Григоренко рассказал:

  • как выдержал 27 из 28 возможных матчей плей-офф за два месяца;
  • какой момент стал ключевым в финале Кубка Гагарина;
  • кто в чемпионской раздевалке придумал главную кричалку ЦСКА;
  • как изменились армейцы по сравнению с прошлогодним чемпионством;
  • на кого из больших русских звезд похож Прохор Полтапов.

«Можно сказать, два месяца вообще не видел семью»

— Как проходит ваш отпуск?

— Все еще в Москве. Дети в школу ходят, так что отдыхать поедем позже. Провожу время с семьей, переключился с хоккея на домашние заботы. Ничего интересного.

— С момента последнего матча прошло почти две недели(разговор состоялся в четверг, 11 мая — прим. ред.). Успели уже отдохнуть?

— Да, переключился быстро. Школа, тренировки. На протяжении сезона не получалось проводить время с супругой и детьми, сейчас наконец-то оно есть, поэтому меня используют по полной. Я и водитель, и няня, и все остальное. Жена отдыхает, а я теперь вместо нее.

— За два месяца плей-офф видели семью нечасто?

— Да, редко. Мы сыграли 27 из 28 возможных матчей, через день играли. Получается, что в игровой день вообще не видел семью, после матча приезжал поздно. На следующий день просыпался поздно, уже никого дома не было. Буквально с женой проводили пару часов вместе, и я обратно уезжал в гостиницу готовиться к матчу. Можно сказать, два месяца вообще не видел семью.

— Игроки «Ак Барса» весь плей-офф жили на базе. Как в ЦСКА была устроена система?

— Мы оставались в гостинице в ночь перед игрой. После игры мы ночевали дома. Получается, что день в отеле, день дома.

— Игорь Есмантович рассказал, что серьезная травма в плей-офф была у Антона Слепышева и сразу после победы он улетел на лечение в Германию. Вам не пришлось на реабилитацию ложиться?

— У меня было только пару мелких болячек, ничего серьезного. Так что просто нужно время на восстановление. Славу богу, никаких хирургических вмешательств не требуется.

— Сколько вам нужно отдыхать без тренировок после такого сезона?

— Да в принципе уже можно тренироваться, но пока не очень хочется. Еще отдохну. Не до конца понимаю, какой у нас график с семьей, когда и куда мы поедем. Буду отталкиваться от наших планов, плюс даже не знаю, когда ЦСКА нас будет собирать. Две недели еще точно отдохну, в начале июня, наверное, уже начну заниматься.

«Начинаю тренироваться в Канаде с игроками НХЛ»

— В прошлом году Сергей Федоров довольно поздно собрал команду, что, как он считает, пошло на пользу. Вам наверняка тоже было в плюс?

— Да, конечно, это пошло на пользу. Не думаю, что есть смысл тренироваться с командой все лето. В прошлом году нас собрали 1 августа, было достаточно времени для командных тренировок. Все и так в хорошей физической форме подходят к сборам. Может, в этом году нам сделают небольшой подарок и еще позже соберут. Было бы здорово.

— Вот Никита Гусев вообще не хочет проходить предсезонку с клубом, предпочитая готовиться самостоятельно. Если бы была возможность, вы бы тоже так сделали?

— Честно, да. Несколько выставочных матчей и сезон — это было бы здорово. Но тут важно, чтобы между игроками и тренерами было взаимопонимание, чтобы все в хорошей форме приходили, и уже в команде занимались тактикой. По-моему, Игорь Ларионов говорил в интервью, что все хоккеисты получают хорошие деньги, могут себе нанять тренеров по физподготовке и подойти в отличном состоянии к сборам.

— Самостоятельную подготовку к сезону начинаете в Канаде, откуда родом ваша жена, или остаетесь в Москве?

— Как правило, начинаю тренироваться в Канаде, где-то полтора-два месяца занимаюсь. Там тоже многие ребята из НХЛ занимаются. В этом плане условия отличные, все на высоком уровне.

— С кем из игроков НХЛ тренировались?

— С Янни Гурдом, который с «Тампой» выиграл два Кубка Стэнли. Джонатан Маршессо из «Вегаса» с нами был. И еще пару ребят из АХЛ и юниорских лиг. В общем, компания была большой. На лед подтягивались ребята из других залов, так что было много хоккеистов.

— И, наверное, крутой нетворкинг.

— Да, интересно посмотреть, как они готовятся к сезону. Обсуждаем свои прошедшие сезоны, кому-то интересно узнавать про КХЛ.

— Расспрашивают про КХЛ?

— Да, многие интересуются. Некоторые ребята пристально следят за КХЛ. Первое время спрашивали, как Москва, как Россия, по поводу перелетов, это всегда очень интересно.

«Карнаухов зарядил в раздевалке кричалку «Короли седьмой игры»

— Считается, что второе подряд чемпионство отмечают спокойнее, чем первое. Как у вас было?

— Так и получилось. Второе чемпионство прошло поспокойнее. И сыграл факт того, что мы провели 27 матчей. Когда все закончилось, мы были морально и физически уставшими. Буквально день-два вместе отдохнули, отметили, и на этом силы кончились.

— У вас была вечеринка в день победы и потом вы с кубком в баню пошли?

— Да, два дня и уже некоторые ребята улетели отдыхать.

— Ваша семья не полетела в Казань поддержать вас в седьмой игре?

— На седьмую не приезжали. Они ездили на пятый матч в Казань, который мы, к сожалению, проиграли. Мы с женой решили, что надо сменить масть. У меня отец приехал на седьмой матч. На машине с отцом Антона Слепышева вместе поехали из Москвы.

— Считается, что в плей-офф все хоккеисты становятся суеверными. Правда?

— Есть такое. Я вообще не особо суеверный, но если начинаю задумываться, то и ритуалы появляются. Если команда выигрывает, музыку в раздевалке не меняем. Если одно поражение, то другой плейлист включается.

— В чемпионской раздевалке звучала кричалка «Короли седьмой игры». Кто ее придумал?

— Первый раз ее услышал как раз в чемпионской раздевалке. Пока все открывали шампанское, кричали, и в какой-то момент, если не ошибаюсь, Паша Карнаухов зарядил ее. И зашло — все подхватили.

— Показалось, что шампанское в раздевалке быстро закончилось.

— Очень быстро. Мне досталась всего одна бутылка, и то я, по-моему, ее всю вылил, может, глоток сделал и все.

— Сразу после финального свистка вы сказали, что этот плей-офф был для вас очень длинным и тяжелым. Какой момент для вас был самым сложным?

— Уже под конец морально устал от рутины. Игры через день, все одно и то же, постоянно отель. Два месяца делаешь одно и то же, ешь одну и ту же еду, одних и тех же людей каждый день видишь. Даже от партнеров устаешь, потому что слишком много их в жизни. Хочется чего-то нового, но понимаешь, что плей-офф, надо терпеть.

— ЦСКА провел 27 из 28 матчей в плей-офф. У вас практически не было отдыха. Физически чувствовали, что проседали?

— Нет, по физике все было хорошо. Скажем так, я не тот игрок, у которого нужно спрашивать про физику. Есть ребята, у которых если ноги не бегут, то все, вся игра идет на спад. Я не самый быстрый игрок, иногда даже не замечаю, что физически проседаю.

— Какой эпизод финала стал ключевым?

— В седьмой игре гол Слепышева в начале второго периода. После первого проигрывали 0:1, состояние было немного поникшее, и вот сразу вышли, в первой смене забили. И отпустило. В шестой игре вообще мы по «нулям» сыграли, и тут опять возникло ощущение, что опять не забьем. Гол Антона дал уверенность.

— Когда в серии с 1-3 стало 3-3, какие мысли были в голове? Были опасения, что победа от вас уплывает?

— Конечно, были опасения. Но все равно была вера в себя, в команду, в партнеров. Мы понимали, что у нас есть время собраться, настроиться. Так и получилось: седьмой матч сыграли гораздо лучше, чем шестой. Думаю, «Ак Барсу» тоже было очень тяжело, в шестой игре они потратили слишком много сил.

«Если по Попову ориентироваться, то у нас чемпионское окно еще лет десять»

— По ходу плей-офф у ЦСКА наметилась такая тенденция: вы могли неважно начать игру, ничего особо не показывать, а потом включиться, как по щелчку пальца, и за несколько минут сделать результат. Объясните, как это происходило?

— Возьмем пятый матч со СКА. Начали с 0:2, первые 12 минут был просто ужас. Честно говоря, сидели на лавке и думали, что нам штук десять забьют. В итоге получилось вовремя забить — Светлаков реализовал наш первый голевой момент. При счете 2:1 сразу подумали: «Не все так плохо, еще одну забьем, и уже неважно как играем». В итоге так и получилось. При ужасной игре сделали ничью. Всегда есть понимание, что будут голевые моменты. У нас достаточно мастеровитая команда, ребята могут исполнить и забить.

— Еще все говорят о чемпионском характере, хладнокровии и спокойствии ЦСКА. У вас правда никогда не было паники в раздевалке? Никогда не было ощущение, что все, конец?

— Такого не может быть. Возможно, у кого-то в голове присутствуют такие мысли, но вслух никто такое не произносит. Мы всегда играем с пониманием, что моменты будут, можно будет забить. В плей-офф серия до четырех побед, что даже если сегодня проиграем, то еще не конец.

— Вас признали самым ценным игроком плей-офф. Мелькали мысли о трофее до седьмого матча? Все-таки реально претендовали на награду только вы и Радулов.

— Совру, если скажу, что мыслей не было. Понятно, что следил. Думаю, все ребята следят за статистикой, за тем, что в прессе пишут. Обычно MVP получает кто-то из команды победителя, так что понимание, что это возможно, было.

— Есть ощущение, что в серии с «Северсталью» произошла недооценка соперника?

— Нет, недооценки не было. Просто «Северсталь» играла в рискованный, атакующий хоккей, ребята не боялись ошибаться, из-за этого получались нестандартные ситуации, нестандартные голы. Мы с этим сначала не могли справиться. Но в итоге мы заслужили победу в этой серии, в нужный момент хорошо сыграли.

— У ЦСКА какая-то невероятная серия побед в седьмых матчах. Как это вообще возможно?

— Седьмые игры — это что-то особенное. Все остальные матчи можно играть спокойно, нет такого психологического давления. В седьмом матче понимаешь, что права на ошибку нет, уже не думаешь о том, как выиграть и забить, думаешь, как не проиграть. Каждый выходит с мыслью: «Я сегодня не ошибусь, и мы сегодня не проиграем». Мы выходим на седьмые игры и реально готовы терпеть хоть десять овертаймов.

— Роман Ротенберг сказал после поражения в финале конференции, что чемпионское окно ЦСКА закрывается. Можете согласиться с ним?

— Нет. По-моему, средний возраст нашей команды в плей-офф был меньше, чем у СКА. Не знаю, почему он так сказал. У нас состав, насколько я знаю, сохранится на следующий сезон. Все ребята в отличном хоккейном возрасте. Самый взрослый игрок — Серега Плотников. Ему всего 32 года. Саня Попов до 40 лет играл. Если по Саше ориентироваться, то у нас окно еще лет десять (смеется).

«Было понимание, что какие-то игры в регулярном чемпионате не требуют сверхусилий»

— Как изменился ЦСКА по сравнению с прошлым чемпионством?

— Кардинальных изменений не было, только точечные перемены. Пришел новый тренер по защитникам Игорь Кравчук, он новые элементы привнес. Сергей Викторович стал более опытным тренером, у него появлялись новые мысли. Но это все незначительные изменения.

— Что изменилось в тренировочном процессе с приходом новых помощников?

— У Кравчука было свое видение игры в меньшинстве. В работе с защитниками он кое-что изменил. Но я бы не сказал, что изменения очень сильно повлияли на нашу игру. Структура осталась прежней.

— Илья Воробьев говорил, что в этом сезоне ему было сложно замотивировать команду после долгого прошлогоднего чемпионата. У вас были проблемы в начале регулярки, что приходилось вытаскивать из себя эмоции?

— Я бы не сказал, что надо было заставлять кого-то или доставать эмоции. Было понимание, что какие-то игры в регулярном чемпионате не требуют каких-то сверхусилий. Это, конечно, неправильно. Но все мы люди, смотрим в таблицу. Получалось, что часть игр с аутсайдерами мы проваливали. Был недонастрой. Но чем ближе подходили к плей-офф, тем лучше было понимание, что дальше так не получится, что каждая игра на вес золота.

— У вас лучший сезон в карьере по очкам, если считать с плей-офф. За счет чего добились этого прогресса?

— В сезоне 2018/19 у меня тоже была хорошая статистика, регулярный чемпионат провел даже лучше. Но если брать прошлый сезон, но он получился скомканным из-за ковида, Олимпиады. К плей-офф все подошли в разном физическом состоянии. Прошлый год совсем нестандартным получился. В этом же сезоне все пришло в норму. Было много матчей, одна большая пауза на Евротур, и потом спокойно готовились к плей-офф.

— Вам понравился такой длинный сезон с одной паузой?

— Здорово. Ни от одного хоккеиста не слышал плохого отзыва. Можно еще больше игр проводить. Слышал про разговоры о том, чтобы продлить сезон до мая. Думаю, чем больше матчей, тем лучше для игроков и болельщиков. Да вообще для всех.

«Полтапов напоминает Капризова»

— Вы в финале периодически играли с молодыми ребятами Соркиным и Полтаповым. Долго сыгрывались?

— С Соркиным мы еще перед плей-офф играли. Я почти весь сезон играл в центре, а потом в какой-то момент Макса поставили туда, а меня на край. И у нас получилась неплохая связка, мы хорошо друг друга понимали. И с Маминым также, очень быстрый парень. С Полтаповым тоже потом получилось хорошо, когда Прохор подменил Макса. В игре Прохора много энтузиазма, молодой парень, здорово шайбу держит, Капризова чем-то напоминает.

— Для вас стала удивлением такая дерзкая игра Полтапова в финале с «Ак Барсом»?

— Нет, он запомнился еще по прошлому сезону, когда впервые съездил с нами на сборы. Мы все увидели, что парень талантливый, обладает навыками, которые есть у единиц игроков. Индивидуально очень сильный, может «один в один» обыграть, здоров шайбу держит. Работоспособный. В этом сезоне хорошо прижился в коллективе, все его приняли. У Полтапова светлое будущее.

— Говорят, что нынешнее поколение игроков отличается от вашего? Они более ранимые, более прямые ребята. Что вы замечали?

— Все зависит от человека, не думаю, что тут от поколения зависит. Есть такие и ребята постарше. Я со всеми нахожу взаимопонимание.