Отбор детей 2014 года рождения в Хоккейную школу ЦСКА
164

Сергей Толчинский: Цель одна — выиграть Кубок Гагарина

ЦСКА работает над тем, чтобы воспитанники возвращались в команду. Один из них, Сергей Толчинский, надел форму «армейцев» еще в прошлом году и стал одним из обладателей Кубка Гагарина. О том, что этому предшествовало, он рассказал в интервью для Sport Media News.

— На лед вас привел отец, какое самое первое воспоминание из хоккейного детства?

— По рассказам помню, что в 2 года мне подарили теннисную ракетку и хоккейные коньки. И мы ходили с папой зимой на каток. Помню, что один раз я не захотел то ли клюшку брать, то ли форму собирать, папа тогда разозлился и клюшку мою выбросил – наказал так. И когда в 5 лет пришел в команду «Белые Медведи», то после первого дня очень сильно болели ноги, не мог ходить на следующий день.

 — Вы начинали играть в «Белых Медведях», но в итоге перешли в ЦСКА. Почему?

— «Медведи» были ближе к дому, поэтому туда отправили. В «Медведях» был очень талантливый детский тренер Сергей Владимирович Суярков. Потом его пригласили в ЦСКА, а он взял с собой несколько ребят, я был в их числе.

 В июле 2015 года в интервью для AllHockey.ru нападающий сказал: «…в пять лет я уже точно знал, что хочу стать хоккеистом…».  А ведь помимо хоккея Сергей с детства занимался большим теннисом, но воспоминаний об этом осталось гораздо меньше.

«Помню один день, вроде бы это даже было воскресенье, родители у меня спросили: «Кем ты хочешь стать?». Я тогда и ответил, что хоккеистом. А через несколько дней меня отвели в «Медведей». Не знаю, почему именно хоккей, наверное, потому что часто с папой ходил кататься. У меня почему-то из детства больше воспоминаний, связанных с хоккеем, как будто я на него чаще ходил, хотя летом тенниса было больше, но этого я практически не помню».

— На кого из игроков вы тогда равнялись?

— У меня в комнате висел плакат с Павлом Буре, не то чтобы он был моим кумиром, но номер «10» я в честь него взял.

В сезоне 2010-2011 «Красная Армия» впервые стала обладателем Кубка Харламова. Из того состава сейчас в ЦСКА играют Алексей Марченко, Михаил Науменков, Сергей Андронов, Михаил Григоренко. Сергей Толчинский пришел в команду годом позже.

— Вы дебютировали в МХЛ в 16 лет. Каково это было начинать сезон в команде, которая сезоном ранее стала обладателем Кубка Харламова?

— Из той команды многих ребят подняли в первую, поэтому состав сильно поменялся. Но «Красная Армия» была сильная и в наш год, мы тогда дошли до финала. В начале сезона было тяжело, конкуренция за место в основе, но постепенно стал очки набирать, с тренером были хорошие отношения. В итоге смог закрепиться в составе.

 — Свою первую шайбу вы забросили уже 13 сентября в матче против «Серебряных Львов». Помните ли тот день?

— Тот день помню, а шайба первая, наверное, где-то у родителей хранится. До этого момента я уже успел провести несколько игр, у меня тогда было много моментов, в которых я не забивал.

 — В январе уже первый хет-трик. Можно ли тот сезон назвать для вас удачным?

— Да, конечно. Меня по очкам тогда только Паша Бучневич обогнал, у него было под 40, а у меня 34 в «регулярке» и еще 4 в плей-офф. Я тогда очень хороший сезон провел и по голам, и по передачам.

 — В тот сезон команда стала серебряными призерами, было ли это каким-то разочарованием или второе место в первый год в МХЛ вполне устраивало?

— У меня, конечно, было разочарование, потому что была сильная команда, еще и ребят спустили нам в помощь, мне кажется, что мы могли спокойно выиграть, но немного не хватило. Спустили тех, кто уже брал кубок, возможно, что у них уже не было нужных эмоций.

После сезона в Молодежной лиге игрок решил попробовать себя за океаном. Выбор пал на Хоккейную лигу Онтарио на команду «Су Сент-Мари».

Photo by Terry Wilson / OHL Images.

 — Как вообще появилась идея уехать в Канадскую лигу?

— Агенты ребят очень много про это говорили, у меня своего тогда еще не было, но они все как один твердили, что надо уезжать. А я еще часто ездил в «Нью-Джерси» тренироваться, так как там был один знакомый русский тренер. Поэтому мне тоже хотелось там играть. Я и за чемпионатами их следил, знал очень много молодых игроков оттуда, мы с ними знакомились на летних турнирах. Еще зимой проходил Мировой Кубок Вызова, где были сборные до 17 лет. Мы играли в Виндзоре, я очень хорошо провел турнир, поэтому прямо там со мной общался менеджер местной команды, говорил, что они меня задрафтуют и я поеду к ним играть. Все это привело к желанию попробовать себя там.

 В 17 лет без знания английского Сергей уехал в Онтарио, где получил прозвище «Нот бэд», потому что именно так отвечал на большую часть вопросов.

 «Страшно, конечно, было. Первые две недели со мной мама там провела, а когда она уехала, то было очень тяжело. Английский я тогда не знал, но уже все знают историю про то, что меня звали «Нот бэд». Ребята в команде были очень отзывчивые, семья, в которой жил, попалась хорошая, они все очень помогали, поэтому через 2 месяца я нормально говорил по-английски, а в конце года спокойно все понимал и общался».

 В подобных лигах игроки живут не на базе, а в семьях, которым платят за это. В первое время часто возникает недопонимание, стеснение, но со временем отношения налаживаются.

 «Я с ними разговаривать даже не мог, так как языка не знал. Мы как-то через переводчик общались, но у них уже жил до меня русский парень, наверное, у них уже был опыт такого общения. К еде было тяжело привыкать. Пока мама со мной была, то она мне еще что-то готовила, сама продукты выбирала, поэтому первое время еда похожа была на русскую, а потом она уехала. И вот я помню, что позавтракал как обычно, а после тренировки на обед меня отвезли в какую-то бургерную. Я тогда в шоке сидел и не понимал, как так вообще может быть. Потом уже освоился, поговорил с ними, и они стали нормальную еду готовить (смеется)».

 — Команда играла в городе на границе с Америкой. Вас часто спрашивали про отличия от России, а есть ли принципиальная разница между Канадой и США?

— Чуть-чуть есть разница в менталитете, но не могу сказать, что это сильно ощутимо. Я даже особо и не заметил ничего. Мы часто ездили в Америку ужинать, потому что есть Су-Сент-Мари в Канаде, а через мост Су-Сент-Мари в штате Мичиган, вот туда мы как раз ездили. У нас в лиге и команды американские были, потом я три года в этой стране провел. Единственное, немного отличался хоккейный сленг. У нас в «Шарлотт» парни даже иногда смеялись, если канадцы другие слова говорили.

 В октябре 2018 года Сергей рассказал пресс-службе ЦСКА о своем успехе не турнире новичков после подписания контракта с «Каролиной»: «…контракт дал мне толчок, я был на эмоциях, все хорошо складывалось».

 — Насколько важны для вас эмоции в спорте?

— Это же все психология, появляется уверенность, ты себя ощущаешь значительнее: у тебя есть контракт в НХЛ. Конечно, все равно нужно доказывать, но у тебя этот груз с плеч упал уже, ты прошел все этапы, получил контракт, поэтому расслабляешься, отпускаешь ситуацию. Я тогда здорово провел турнир, набрал много очков, потом сезон отлично пошел – в первый месяц был лучшим бомбардиром лиги, закончил тоже нормально по очкам.

 — А если эмоциональное состояние абсолютно противоположное?

— Все наоборот сразу идет. Психология много значит в любом виде спорта. Я себя уже знаю, стараюсь найти какой-то баланс, но в юношеские годы в Канаде, в АХЛ, я думаю, что это меня и погубило. Как будто существовало два разных хоккеиста, два разных меня. Если я психологически уверен в себе, чувствую себя комфортно, то и показываю свой уровень игры, и наоборот, если меня что-то гнетет, в чем-то не уверен, то оно сразу видно и на льду, а я потом еще сильнее из-за этого «загоняюсь». Сейчас я уже более-менее научился спокойно проходить через это состояние, а тогда мне это мешало.

 Толчинский провел три сезона в фарм-клубе «Каролины», несколько раз поднимался в основную команду, но там закрепиться не удалось.

 «Это большой опыт, да и не только в плане хоккея. Не то, чтобы ничего не получилось. Была цель сыграть в НХЛ – я сыграл, ощутил это, получил эмоции, почувствовал атмосферу. Смог пожить в Америке в хорошем городе. Я не жалею, что что-то не так сложилось в хоккейном плане».

Но еще в сезоне 2014-2015 Сергей поехал в составе сборной на Суперсерию, а потом на МЧМ, где Россия стала второй.

 — Очередное второе место на крупном турнире, не было мыслей о том, когда же уже будет золото?

— Я даже не задумывался об этом, если честно (смеется). С «Красной Армией» было, конечно, обидно, но не так как на чемпионате. Тогда сильно расстроился, что проиграли канадцам. Мы спокойно могли выиграть, в третьем периоде переиграли их полностью, перебросали. На этом турнире никто не смог их перебросать, кроме нас. Я потом очень долго еще вспоминал ту игру, даже через год пересматривал хайлайты того матча, а с Кубком Харламова такого не было, даже уже забылось то поражение.

 — Молодежный чемпионат, наверное, одно из ключевых событий в жизни молодого хоккеиста, а уже в следующем сезоне вас подняли в НХЛ. Можно ли назвать это взлетом в вашей карьере?

— Взлет – это если ты в 18 лет уже в НХЛ играешь, а хоккеистов, которые прошли по такому сценарию, много, но при этом у них все лучше складывалось. Конечно, приятно, что позвали на чемпионат мира, а потом еще и в НХЛ пригласили, но все могло бы быть еще лучше: золото на МЧМ получить, а потом закрепиться в Национальной лиге.

 В 2018 году ЦСКА заключил контракт с Толчинским. И вот уже второй сезон игрок защищает цвета команды.

 «Я летом постоянно время в Москве проводил с друзьями и родителями, а когда улетал в Америку, то грусть появлялась. Когда пришло время возвращаться, то радость была, приятно, что больше не надо будет никуда улетать после этого».

 — Многие говорят после возвращения, что они будто бы и не уезжали, у вас такое же ощущение было?

— Было легко. Многих ребят я знал до этого, поэтому никаких трудностей не было.

 — Вы начали сезон в ЦСКА, а завершили в «Звезде», где получили травму. Как тренерский штаб мотивировал ваше нахождение в фарм-клубе?

— Я не должен был играть в первом раунде плей-офф, а чтобы не терять форму и быть в строю, меня отправили в «Звезду». Играть – это всегда лучше, чем просто тренироваться.

 — Вы достаточно опытный игрок в равнении с другими ребятами из ВХЛ, получилось так, что вы стали для них неким наставником?

— Нет, я и не пытался. В «Звезде» много хороших игроков, там даже ребята постарше меня. Я только стараюсь молодых ребят подбадривать, когда меня ставят в тройку с ними, может, дать совет какой-то. Если они чему-то учатся, то я только рад. Мы как раз последний матч провели в сочетании с Комиссаровым. Подсказывал по ходу игры, подбадривал, говорил, чтобы он спокойно играл, у нас тогда все хорошо получилось.

 — Второй год подряд вы пропустили плей-офф, если говорить о КХЛ, это какой-то злой рок или невезение?

— Ну, наверное, надо задуматься над чем-то, но не думаю, что это невезение.

 — За всеми играми ЦСКА в плей-офф смотрели?

— Да, конечно, болел за ребят, смотрел каждый матч. Я первые игры против «Витязя» смотрел на ЦСКА Арене, подбадривал в раздевалке, потом уже в «Звезду» уехал.

 — Какие были эмоции на последнем матче, когда игра перешла в овертайм?

— Было тревожно, овертайм все-таки, мало ли как сложится серия дальше, но верил в ребят, команда сильная, была уверенность, что ребята выиграют.

 — Помните момент, когда ЦСКА стал чемпионом?

— Да, конечно. Помню, когда понял, что Макс Мамин забил, то эмоции вообще захлестнули. Я первый выбежал на лед, даже охранника пришлось оттолкнуть, потому что он не хотел меня на лед выпускать (смеется).

После победы в Кубке Гагарина игроки отправились отдыхать. Кто-то  проводил время с семьей, кто-то поехал на родину, а Толчинский провел часть отпуска в Турции с другими «армейцами».

 — Как вы летом оказались на отдыхе вместе с ребятами из системы СКА: Лешей Мельничуком, Андреем Алтыбармакяном (сейчас играет в ХК «Сочи»), Мишей Мальцевым?

— Мы случайно встретились. Этот отель очень популярный, туда много ребят ездит. Это не было запланировано. Ребята хорошие, мы классно отдохнули.

  — А как вам Мексика? Почему именно туда полетели?

— Мы решили поехать на красивый пляж с белым песком, но опростоволосились. Там было цветение, водоросли везде. Первую неделю не купались вообще, потому что в воду невозможно было зайти – вдоль берега шла эта полоса из водорослей шириной в 2-3 метра. Обидно было ради этого 13 часов лететь. Но отдохнуть получилось. Больше понравилось, что мы потом на Ролан Гаррос поехали с Максимом Маминым.  Теннис у меня – один из любимых видов спорта, всегда мечтал побывать на каком-нибудь турнире Большого шлема, в следующем году тоже хочу поехать.

В сентябре Сергей успел сыграть уже в двух клубах системы «армейцев»: набрать одно очко в ЦСКА и четыре  в «Звезде». Последний матч за фарм-клуб нападающий провел в сочетании со Львом Комиссаровым, оба игрока тогда набрали по три очка.

 «Партнеры, конечно, влияют, я только одну игру провел вместе с Комиссаровым, а до этого с другими ребятами выходил, я гола три не забил, хотя мне хорошо отдавали. И играть тоже хочется, в «Звезде» я как-то расслабленнее и раскрепощённее себя чувствую, поэтому там больше получается себя показать, моменты создать и набрать очки.

 ЦСКА вошел в сезон в звании обладателей Кубка Гагарина. Состав усилился чешским нападающим Иржи Секачем и вернувшимся в систему защитником Богданом Киселевичем. Победный состав, как говорится, не меняют, вот и «армейцы» не стали экспериментировать, а это значит, что «красно-синие» настроены на то, чтобы второй раз поднять над головой заветный трофей. Сергей Толчинский восстановился после травмы, подписал контракт с ЦСКА еще на один год, а в последнем матче против рижского «Динамо» был признан лучшим игроком по мнению команды и получил шлем, который заменил переходящие в прошлом сезоне фуражку и китель.

«Цель одна — выиграть Кубок Гагарина. Потому что команда даже сильнее, чем была в прошлом году, обидно с таким составом не выиграть. У ЦСКА всегда задача побеждать. Личные цели тоже есть – набирать очки, завоевать доверие тренера, чтобы постоянно играть в основном составе».

Автор: Анна Лобова
Фото: Алина Клинкова, Екатерина Панина, Даниэль Кутепов, ХК «Красная Армия», ХК «Омские Ястребы», ПФК ЦСКА, личный архив Сергея Толчинского, «Спорт-Экспресс»