Отбор детей 2014 года рождения в Хоккейную школу ЦСКА
403

«Костя – достойный сын». Интервью с родителями Константина Окулова

Источник: khl.ru

В рамках традиционного путешествия Кубка Гагарина по родным местам чемпионов, трофей побывал в Новосибирске, куда его привез Константин Окулов. На родине Кубок встречали не только тысячи болельщиков, но и родители Константина.

- Сравните эмоции, которые вы испытали в момент победы ЦСКА в Кубке Гагарина, и сейчас, когда в очередь к вашему сыну выстроилось около тысячи болельщиков, - начинаем разговор с Ольгой, мамой Константина Окулова.

- Сейчас есть усталость, потому что для меня приезд Кубка Гагарина в Новосибирск – это в некотором роде работа. Мы активно занимались организацией, это было непросто.

- И всё-таки, к такому ажиотажу вокруг своего ребёнка привыкаешь? 

- Нет! Ни в коем случае. Когда ещё до начала фотосессии я смотрела на огромный баннер с Костей, то не могла до конца в это поверить. Это чувство нереальности. Очень сложно поверить в то, что это произошло с нами.


- Наверняка все родители, и сами хоккеисты в детстве ставят перед собой определённые цели. Какое место среди них занимал Кубок Гагарина? 

- Знаете, я очень давно начала общаться на разных хоккейных форумах, и вынесла из этого, что сын полковника никогда не станет генералом. Я долгое время не могла поверить, что сын простых учителей из Новосибирска, у которых нет блата и денег, достигнет таких высот. Мы представить этого не могли, хотя всегда знали, что Костя классный игрок. Пусть это выглядит как хвастовство, но это так. Меня муж всегда поддерживал, когда я истерила. Убеждал меня, что он хорошо играет и обязательно прибавит. У меня же всегда были некие сомнения. Не в сыне, а в том, что что-то пойдет не так. Ведь есть обстоятельства, не зависящие от нас. Те же финансы.

- Когда ваши сомнения развеялись? 

- Наверное, это был последний сезон в «Сибири». Он у него получился, а помогла ему во многом бешеная поддержка новосибирских болельщиков. В тот момент я поняла, что да, всё будет. Если честно, то мы ведь тогда хотели остаться в Новосибирске. Мы верили, что всего можно достичь в «Сибири», даже Кубок Гагарина.

- Скрепя сердце отпускали сына в Москву? 

- Мы до последнего не верили, что это правда. Узнали об обмене ЦСКА из посторонних источников, и долго не могли осознать. На самом деле, большое счастье, что Костя на тот момент уже был женат и рядом была Аня. Только это нас как-то успокаивало.

- Со стороны кажется, что Константин как раз в чемпионский сезон возмужал. По крайней мере, с точки зрения действий на льду. А вы, как мать, заметили какие-то изменения? 

- Это произошло не в этом сезоне. Мне что очень нравится в моём сыне, он всегда очень правильно воспринимает ситуацию. Его в прошлом сезоне отправляли в ВХЛ, из-за чего у меня была паника, а Костя вёл себя совершенно спокойно. Он говорил, что это надо пережить, переболеть. Конечно, испытав столько за позапрошлый сезон, сын стал взрослее. Это была психологическая закалка. Костя возмужал и вырос.

- Вы летали на игры ЦСКА в плей-офф. С трибун сложнее смотреть за игрой сына? 

- Безусловно. Дома в какие-то особо тяжелые моменты игры можно выйти якобы за чаем или в дамскую комнату, да ещё и задержаться там. На стадионе никуда не выйдешь. Когда мы последнюю игру дома смотрели – это был настоящий концерт. Я сидела на полу и приговаривала, сжав кулаки, «только бы ЦСКА забил, только бы ЦСКА забил!».

- Константин отдавал вам на время Кубок Гагарина. Что вы делали с ним в это время? 

- Он гулял по городу! Был на Бугринском мосту и у ГПНТБ, а потом, так как был День пивовара, мы налили в него местное черепановское пиво. Наши друзья фотографировалась с ним, а одна маленькая девочка прямо в нём. Кубок отдыхал от Кости, а Костя отдыхал от Кубка.

- К вам лично болельщики подходили, поздравляли? 

- Подходили – это мягко сказано! Во время фотосессии нас буквально оккупировали на час. Благодарили, поздравляли. Я могу сказать без шуток, что нигде нет таких болельщиков, как в Новосибирске. Они знают всё про нас, про наши семьи и искреннее относятся к каждому. А ещё хотелось бы сказать пару слов про наш выпуск «Сибирь-95». Это совершенно уникальный случай, когда ребята и их родители оказались настолько дружны. Мы до сих пор общаемся, встречаемся и радуемся друг за друга.


- Мама Константина призналась, что долгое время не могла поверить, что карьера вашего сына сложится. У вас была уверенность? – интересуемся у Константина Окулова-старшего, отца обладателя Кубка Гагарина.

- Уверенности как таковой не было. Была вера. Ещё на уровне юношей я понял, что у парня должно получиться. Я сам давно в хоккее, через меня прошло много учеников. Ребята же по разным причинам уходят из хоккея. Кого-то съедает тщеславие, другим не хватает мастерства или терпения. Костя же всегда был целостным по отношению к хоккею. Когда что-то не получалось и жена предлагала переехать в другой город, я убеждал, что он реализует себя в любом месте.

- Какой самый сложный этап был для вас как для тренера и отца? Быть может, переход Константина из молодёжного хоккея во взрослый? 

- Пожалуй, нет. Я всё-таки знал, какие сложности могут быть, где соломку постелить. Было время, когда я тренировал студенческую команду в Педагогическом университете. Костя тогда учился в 8-9 классе. На носу были всероссийские соревнования, а один первокурсник заболел. Так у меня появился шанс попробовать сына на взрослом уровне. Косте было 15 лет, а остальные ребята лет на десять старше, но он сыграл хорошо, набрал несколько очков. Через год мы повторили эту практику, особо не афишируя.

- Много ли вы индивидуально занимались с Константином? 

- В разном возрасте было по-разному. В детстве, когда у него что-то не получалось, и мы хотели это потренировать, он говорил «нет, пап, у меня есть тренер». Костя хотел делать только то, что у него и так хорошо получается. Но когда ему исполнилось 14-15 лет, к нему пришёл профессионализм. Мы обращали внимание на игру у бортов. Я объяснял, что ты не силовой игрок, техничный, и особенно важно быстро уходить из углов. В этот момент у нас начали появляться производственные отношения, а не просто отец-сын.

- Тренер в школе «Сибири» не ревновал? 

- Несколько раз Валерий Студенков, тренер Кости, меня вызывал к себе на разговор. «У меня такое ощущение складывается, что для вашего сына тренер вы, а не я», - говорил он. Мне его удалось переубедить.

- Константин был одним из самых нестандартных игроков и в молодёжке «Сибири», и в главной команде, а потом и в ЦСКА. Откуда идёт этот креатив? 

- Наверное, какие-то гены сыграли свою роль. Мой папа очень хорошо играл в волейбол, был кандидатом в мастера спорта. Тёща, его бабушка, играла во всё, что угодно, активно занималась спортом. Сыграло роль и то, что в детстве Костя хорошо играл в футбол, его даже приглашали тренеры в свои школы. Всё-таки футбол как более интеллектуальная игра развивает игровой интеллект. Потом, когда мы играли в баскетбол, Костю даже тактика баскетбольная интересовала. Я всегда от него требовал, чтобы он был индивидуально качественным игроком. Если ты в чём-то будешь лучшим, то всегда найдешь работу.

- Над чем вы работали с Константином прошлым летом, перед чемпионским сезоном? 

- У меня были вопросы по качеству броска, завершению моментов. В тренировках мы обратили внимание на быстроту броска. Очень много над этим работали. К нам подходили молодые тренеры, наблюдавшие за тренировками, и удивлялись, почему мы даже не катаемся. А зачем? Этим будут заниматься тренеры ЦСКА, когда он придёт на сборы. В итоге, как мы видим, всё не зря.

- За два года в Москве сын сильно поменялся? 

- Он повзрослел. Костя всю жизнь прожил с родителями, в родном городе, а тут вынужден был уехать в Москву. Отчасти мы опасались, как на нём это скажется. Первый год в ЦСКА был очень тяжёлым. Я сильно переживал, потому что был убеждён, что Костя уже готовый игрок и достоин большего. Не всем удаётся справиться с такими периодами в жизни. Я рад, что на сегодняшний день у сына всё получилось.

- Какие ощущения испытываете, когда видите, сколько людей пришло к вашему сыну? 

- Я не могу это до конца осознать. Такое мы раньше видели только по телевизору. Это похоже на сон. Иллюзия какая-то! Приятно, что сына не забывают в родном городе. Я всегда ему говорил, что ни в коем случае нельзя плевать в колодец. Здесь твои корни, бабушка и дедушка. Костя – достойный сын.