Чемпионское интервью президента армейцев Игоря Есмантовича газете "Спорт-Экспресс" - ХК ЦСКА
749

Чемпионское интервью президента армейцев Игоря Есмантовича газете "Спорт-Экспресс"

Источник: Спорт-Экспресс

Большой разговор о золотом сезоне-2021/22.

Бонусы есть только за победу в Кубке Гагарина

— Объясните важную вещь — как в ЦСКА выстроена система премирования?

— На протяжении многих лет в ЦСКА нет премий ни в сезоне, ни в плей-офф. Бонусы полагаются только за выигрыш Кубка Гагарина. Остальные клубы КХЛ получают премии и за победу в регулярке, и за проходы раундов плей-офф. Более того, это предусмотрено регламентом КХЛ, причем суммы довольно значительные. Все, что касается ЦСКА, писалось по цифрам, — вброс по ходу плей-офф. Я вас уверяю, что ни 10 миллионов, ни 20, ни 30, ни 70, ни 100 не звучат на сегодняшний момент никак и нигде. Регламент определения суммы за победу принимает наблюдательный совет только в случае победы в Кубке Гагарина. Его заседание состоится в ближайшее время. На нем сам совет и компания «Роснефть» примут решение о премии ребятам за эту победу.

Болельщики других команд, которые настроены против ЦСКА, пока пишут разные небылицы. Если взять, отталкиваясь от регламента, показатели за последние несколько лет и выяснить, какая из команд получает больше премиальных, уверяю вас, что в рамках одинакового потолка мы будем самым скромным клубом. Для нас главное — выиграть Кубок Гагарина. А как этот успех оценит наблюдательный совет — сугубо личное дело. Еще раз подчеркну, что у нас изменен подход к спортивной составляющей. Посмотрите статистику наших выступлений за последние пять лет. На сегодняшний момент хоккейному ЦСКА есть чем гордиться.

— Ваш клуб с точки зрения бюджета может позволить себе многое.

— Про нас многие пишут, что мы закормлены и жирные коты. Посмотрите, сколько людей пришло на условный «Нефтехимик» и сколько — на ЦСКА. Подсчитайте, сколько нами денег было заработано в плей-офф: в прошлом году и в нынешнем. Выручка с одного матча достигала 20 миллионов рублей. Это важный фактор, но о нем никто не говорит в прессе. Пишут только, что раз есть «Роснефть», то, значит, все — ЦСКА закормлен по самую макушку. Мы же ничем не отличаемся от большинства других команд. Только тем, что по факту хоккеисты в сезоне, если не выигрывают Кубок Гагарина, получают меньше всех на 20 процентов.

Это поощрение, которое предусмотрено регламентом КХЛ в размере 20 процентов, нам и не нужно, поскольку мы воспитываем свое поколение. И воспитываем по-другому, потому что мы — ЦСКА. Наш клуб ведет свою политику, ориентируясь на формат патриотических вещей, связанных с любовью к нашей стране. Мы благодарны компании «Роснефть», которая нам в этом плане помогает.

— Как я понял, премиальные будут хорошие.

— Премиальные всегда хорошие. Вопрос цифр вообще некорректен. Его нет. В рамках сегодняшнего времени все решит компания и наблюдательный совет.

— Когда ЦСКА в первый раз выиграл чемпионство, клубный магазин был закрыт до сентября. Согласитесь, что с точки зрения имиджа история трехлетней давности была ужасной?

— Давайте я вам объясню так, чтобы было понятно. Представьте, что вы руководитель клуба и проигрываете в финале. О какой атрибутике можно говорить в таком случае? Или вы предлагаете заказать ее заранее и ждать, когда мы выиграем Кубок Гагарина, чтобы начать продавать его уже на следующий день?

— После прошлого чемпионства что-то появилось только спустя несколько месяцев. Сейчас уже можно сделать предзаказ — вы учитывали прошлый опыт?

— Ах, вот вы о чем... Во-первых, конечно, учитывали. Во-вторых, мы рисковали. Но надо отдать должное нашим ребятам внутри клуба, которые оперативно сработали. При этом все равно существуют обстоятельства непреодолимой силы — и пандемия, и вещи, связанные с сегодняшней экономико-политической ситуацией, и логистика. Надеюсь, что мы удовлетворим просьбы и желания болельщиков.

— Есть клубы, которые делают разные шоу на YouTube, запускают предматчевые студии. ЦСКА способен добавить в околохоккейных вещах?

— Цифры — дело упрямое. Есть вещи, которые нужно улучшать. Сейчас сезон закончился, будем смотреть критерии по прошлогодним матчам. Конечно же, постараемся поднять эти цифры. Если говорить о работе в соцсетях, то давайте пройдемся по нашим наградам от КХЛ за прошлый год. Но сейчас мы о чем говорим: о том, где мы лидеры, или о том, где отстаем?

— Хочется узнать, есть ли у вас потенциал для роста.

— Нужно смотреть цифры и уже от них отталкиваться. Будем улучшать все, что возможно.

— Вас устраивает посещаемость по ходу сезона?

— И опять вопрос не по адресу. Вас устраивает пандемия, которая была у нас?

— Меня — нет.

— Вас устраивает то, что Роспотребнадзор дает разрешение заполнять арену только на 30-50 процентов?

— Нет, конечно.

— Вы знаете регламент Роспотребнадзора? Ознакомьтесь. Это какое-то торпедирование вопросами.

— Давайте я по-другому сформулирую. Вы хотите, чтобы на ЦСКА ходило больше людей?

— Конечно, я бы хотел видеть полные трибуны и на проходных матчах. Этот вопрос всегда стоит на повестке дня. Мы — ЦСКА. Мотивация для Новосибирска, Уфы и Магнитогорска не нужна. Все идут на имя, на ЦСКА. Мы сталкиваемся с ситуацией, которую уже много лет пытаемся переломить. Проходной матч ЦСКА всегда выиграет. И никакими игрушками, музыкой и конкурсами ты глобально народ на трибуны не затянешь. Естественно, на первом месте идет результат. Не просто осознаем, что есть такая проблема, а по факту работаем над ее решением.

Потолок — непринципиальный вопрос

— Когда мы общались в прошлый раз, то вы говорили, что потолок должен быть другим, так как лига не предоставила экономического обоснования. Какова позиция ЦСКА сейчас?

— Да, раньше я высказывал такое пожелание. Все говорили, что потолок на тот момент должен быть легитимным с точки зрения экономического обоснования. На мой взгляд, тогда этого сделано не было.

— А на данный момент?

— Этот вопрос уже проехали. Что я тут могу сделать, если регламент приняли? Все, вперед, выполняйте. Сейчас нет смысла искать какой-то подоплеки в моем интервью. Мол, что я против.

— Вы за то, чтобы все осталось так, как есть сейчас?

— Есть регламент — мы его выполняем. Для меня потолок не является принципиальным вопросом.

— У ЦСКА сейчас идет строительство дворца. В этом направлении после введения санкций могут возникнуть какие-то сложности?

— В данной ситуации этот вопрос не по адресу. Сейчас им занимается наш хозяин и спонсор, который прорабатывает нюансы от и до. Насколько знаю, пока все идет по плану.

Федоров vs Никитин

— Назначение Сергея Федорова было воспринято как сенсация и большой риск, поскольку нельзя сказать, что он к этому готовился всю жизнь.

— Обсуждать решения руководителей нет смысла. Мы выиграли Кубок Гагарина. Да, я думаю, что Федоров не готовился к этому. Решение было принято четко и понятно уже в момент назначения. И все-таки со своим бэкграундом Сергей — определенная личность в хоккее. Он не уходил из него, не занимался никаким бизнесом после возвращения из Северной Америки.

Это решение было системным. Игорь Иванович Сечин вряд ли принимает несистемные решения. Тут все накопилось: опыт, время, осознание поражения. Но на момент назначения Сергея у нас имелись альтернативы. Все фамилии были проговорены во время заседания наблюдательного совета.

— Насколько больно было расставаться с Игорем Никитиным?

— Слово «больно» — немного громкое. Понимаете, в чем дело. Есть четкое понимание и правильность исполнения задачи на сезон. Если совет признал работу неудовлетворительной, то какие-то сантименты уходят на второй план. С Игорем у нас теплые отношения. Они были такими и остаются.

Мы все профессионалы и занимаемся одним делом. Каждый по-своему. Кто-то — тренер, кто-то — менеджер. Спортивная жизнь подразумевает под собой принятие определенных решений. Игорь с уважением принял его, тем более в контрактных обязательствах был пункт, что в случае невыигрыша Кубка Гагарина клуб мог с ним расторгнуть соглашение. Без компенсации. Все было в рамках договора, который Игорь подписывал.

 — На ваш взгляд, ЦСКА действительно демонстрировал атакующий хоккей?

— Есть очень хорошее спортивное выражение. Что лучше: красиво проиграть или некрасиво выиграть? Во главе угла всегда стоит задача завоевать Кубок Гагарина. В этом сезоне ЦСКА свой рисунок по сравнению с системой Никитина поменял. Как по подбору хоккеистов, так и по действиям в обороне. Мы действовали в более открытым стиле, чем раньше. По щелчку пальцев сделать за один год хоккей атакующим и комбинационным, чтобы был и результат, и все остались довольны, — немного из разряда фантастики. Но мы и так доставили удовольствие нашим болельщикам. По ходу плей-офф «горели» 2-3 СКА и 1-3 — «Магнитке». При закрытом хоккее мы разве победили бы их по итогу?

— В прошлом году система игры была более роботизированной.

— Медведя можно научить кататься на коньках. Но ты его не научишь забивать голы. Он может закладывать виражи, делать тройной тулуп, а болельщики спросят: где голы? Мы бы вылетели в четвертьфинале, например. Поэтому здесь важен подбор хоккеистов. Важны раздевалка, взаимоотношения тренерского штаба и игроков. Важна работа медицинского персонала и тренеров по физической подготовке. Важен подбор звеньев и исполнителей. От этого будет зависеть красота игры.

— Вам не казалось, что местами у Федорова не хватало опыта, особенно в первой части сезона?

— У нас были матчи, когда в лазарете находились 11 человек. Мы поняли, что у нас есть недочеты в рамке подготовки ребят к играм. На этот фактор немного наслоилась предсезонная нагрузка. C приходом нового тренера по физической подготовке изменились подходы к упражнениям и заданиям. Отсюда травматичность ребят. Это объективная причина, мы ее знали и понимали. Она совершенно не касалась чисто игровых моментов. Были матчи, когда мы действовали в четыре взрослых защитника. У Нестерова по 28 минут было за игру. Но терпели, ждали, подправили определенные вещи и вышли на свой уровень. Дело было не в каких-то тактических моментах, связанных с результатом.

— У вас возникали какие-то споры с Федоровым по чисто игровым моментам?

— Нет. Совершенно. Сергей не отходил от методики, которую принял в самом начале. Он ее вел и остался с ней до самого конца.

— Как вы отнеслись к заменам вратаря на полевого игрока в овертайме?

— Я полностью поддерживал Сергея в этом. Почему бы и нет? Регламент и качество исполнителей позволяют. Для нас все удачно сложилось. Я к этому спокойно относился, понимая, что в рамках плей-офф данный ход не пригодится. Мы также понимаем, что из этого вытекает определенная уверенность, поскольку хоккеистам приходится справляться с большим давлением. Они приобрели полезный опыт на будущее.

— Вы говорили, что Федорову помогла работа на Олимпиаде. Чем именно?

— Во-первых, он тренировал лучших хоккеистов России. Сергей смог сравнить наших ребят и посмотреть, как им удается работать в рамках турнира мирового масштаба. Во-вторых, он сам трудился в тренерском штабе, который обладает приличным опытом. Федоров поварился в этом коллективе не как главный тренер, а как помощник. Накал соревнования, давление прессы, сложности принятия решений, связанные с медициной. ПЦР-тесты, которые вечно нарушали тренировочный процесс. Он посмотрел, как на короткой дистанции работают тренеры по физической подготовке. Все это дало ему положительный опыт.

Личные отношения не влияют на отбор игроков в сборную

— Что вам дало нахождение в сборной России в статусе советника?

— Я познакомился с хорошим тренерским штабом. Понял, как изнутри работают механизмы, связанные с комплектованием команды. Увидел функционирование связки руководства команды и ФХР. Получил огромный опыт и оценил доверие.

— Почему история со сборной для вас на данном этапе закончилась?

— Ситуация выглядит очень просто. Когда подписывались контракты, то стояли определенные задачи. Они прорабатывались не только на Олимпиаду, но и на чемпионат мира. На момент подписания планы строились на короткий срок. Но видите, как все обернулось. Чемпионат мира отменили, и неизвестно, когда сборная России вернется к международным соревнованиям. Недавно прошел тренерский совет, где Алексей Жамнов отчитался о своей работе. Была дана оценка тренерскому штабу. Как дальше все сложится — пока никто не знает.

— Вам бы хотелось быть частью сборной?

—  Сборная — это национальная идея для любого спортсмена, который туда стремится. Хочет работать, выигрывать и привносить все лучшее, что умеет. Если представится еще один шанс и мне будет предложено поработать там, то я однозначно соглашусь. Это святая святых.

— Вопросы логистики вас касались?

— Да. У нас изначально в Пекин не поехали Анисимов, Плотников и тренер Хасcан Саид. Нужно было ребят подготовить к отъезду, потому что следующий самолет отправлялся только через несколько дней. Мы посоветовались и с Валерием Каменским, и с Алексеем Жамновым. Было принято решение помочь игрокам, чтобы они здесь потренировались, поели, поспали и сдали ПЦР-тесты перед вылетом. Тут необходимо принимать быстрые решения, с которыми я справился.

Все остальное, что касается спорта, у нас происходило в режиме онлайн с тренерским штабом. Присутствовали совещательные моменты, и мы понимали, что и зачем делаем и куда стремимся. Это совершенно нормальная ситуация. Приняли решение, например, оставить в России скаута сборной Алексея Трощинского, для того чтобы он поработал с ребятами на льду. Также в Москве оставили меня, чтобы мы корректировали вопросы как в рамках выстраивания отношений с прессой, так и в плане общения с руководством.

— Насколько было сложно абстрагироваться от клубных дел?

— Мы должны понимать, что все касающееся сборной — национальная идея любого спортсмена. Здесь симпатии, антипатии, эмоции не имеют никакого значения. В сборной должны играть сильнейшие хоккеисты на данный момент. Это непоколебимое правило, которое должно работать. Толчинский, Радулов, Овечкин или кто-то иной — надо все делать для национальной команды. Если тренерский штаб, руководство ФХР и все остальные видят в игроке потенциал — эмоций не должно быть.

— Правда, что Радулов, уехав в НХЛ, ни подарок не вернул, ни обещание подписать новый контракт с ЦСКА не выполнил?

— Все, что касается Александра Радулова в рамках моего официального выступления, лучше бы было обсудить вместе с ним. Интерпретация моих разговоров доходит до такого обмусоливания, что люди сами что-то доделывают, дописывают, договаривают. Часы и так далее. Об этом не хочется говорить. Это какие-то склочные вещи. Могу лишь сказать, что Александр дал слово и руководителю клуба, и мне, и Сергею Федорову, который тогда был главным менеджером, что он остается в России на длинный контракт. Мы спокойно ждали конца сезона, чтобы подписать соглашение. В самый последний момент Александр нашел причины этого не делать, собрал вещи и уехал в Америку. Но вы лучше спросите у него. Мое интервью — это одно, а здесь должна быть обоюдная история. Могу добавить, что я ему часы не дарил.

Доверие к молодежи в КХЛ — искусственное дело

— Почему Егор Михайлов остается главным тренером в «Звезде», которая с ним не попала в плей-офф ВХЛ?

— У нас был период в первой команде, когда из-за большого количества травм пришлось задействовать очень много хоккеистов из «Звезды». Потом мы забрали в ЦСКА Володю Чебатуркина, и исполняющим обязанности главного тренера в ВХЛ стал Егор. Он получил испытательный срок, отправился в поездку и, насколько я помню, четыре матча из пяти выиграл. Поэтому его и утвердили.

Потом дела пошли хуже. Во время олимпийской паузы мы перевели тренера по физподготовке из «Звезды» в основную команду. И тогда наш фарм-клуб просел. Но сделали выводы, усилив штаб Юрием Добрышкиным и Владиславом Бульиным. Теперь посмотрим, что будет в следующем сезоне, и примем меры, если снова что-то пойдет не так.

— Вы продолжите политику доверия молодежи в главной команде?

— Это глубокий вопрос. Мы с вами все должны прекрасно понимать, что игра Грудинина или Полтапова в КХЛ на момент появления их на льду — искусственный процесс. Существует правило, согласно которому в заявке обязательно должны быть лимитчики. Можно в принципе и без них обходиться, но раз они могут получить игровой опыт, то мы, соответственно как и все клубы, подчиняемся этому формату и лучших своих ребят пытаемся подпускать к основному составу.

ЦСКА обязательно продолжит доверять молодым ребятам. В рамках жесткого потолка есть вещи, которыми мы должны обеспечивать нашу основную команду и создавать там конкуренцию. Только тогда игроки будут соответствовать своему уровню и давать необходимый результат. Талантливой молодежи у нас хватает. Шансы будем давать. Прекрасно понимаем, что для этого у нас есть 60 с лишним игр регулярного чемпионата. Прокачаем все, что можем, отталкиваясь, конечно, от ситуации. Где-то можно рисковать, а где-то — нет.

— Довольны сезоном МХЛ?

— Да. У нас был исключительный случай. В плей-офф МХЛ у «Красной Армии» были равные серии с Ярославлем и с Омском. Мы смогли дать молодежной команде из ЦСКА Грудинина и Мингачева для помощи в пятых матчах. Это сработало в обоих случаях. Жаль только, что не получилось сделать то же самое в финале Кубка Харламова. Но мы все равно очень довольны нашими ребятами. Из этой команды должны выйти достаточно хорошие хоккеисты, которые смогут заиграть в КХЛ.

— Уровень ВХЛ не позволяет многим расти так быстро, как хотелось бы. Может, стоит кого-то в аренду сдать?

— Такие планы есть, планируем отдать нескольких ребят в аренду. В прошлом году отправляли Чмыхова. Сейчас прорабатываем варианты по двум-трем кандидатам с парой клубов.

— ЦСКА выиграл в обмене Блажиевского на Абрамова?

— Это многоуровневый вопрос. Тут, во-первых, надо спросить, довольны ли всей проделанной работой до 25 декабря: взяли Владислава Каменева, отдали Никиту Сошникова и Виктора Сведберга, подписали Владислава Провольнева и Даррена Дица. Для человека, который принимает решения, важны чутье, детали, ежедневная работа. Это интуиция и профессиональные вещи в совокупности. Не сделай мы правильные шаги, никогда бы титул не выиграли. Череда разных решений дала результат.

Что касается обмена Блажиевского на Абрамова, то надо спросить и у Челябинска — довольны ли они сделкой. Мы Абрамовым довольны. Он забил много важных голов. А утверждать, кто победил в обмене, они или мы, — нельзя. Это несправедливо по отношению к ребятам. Представьте, если бы «Магнитка» нас обыграла в финале. Мне бы сейчас предъявили за все — и за Лайпсика, и за Голдобина, и за Коростелева.