1492

Борис Михайлов: Нас просили проиграть. Но достойно!

Один из героев Суперсерии-72 Борис Михайлов вспоминает яркие эпизоды исторических матчей.

«ПЕРЕД ПЕРВОЙ ИГРОЙ ТРЯСЛИСЬ ПОДЖИЛКИ»

– Помните, как летели в Канаду?
– Конечно! Прибыли в Монреаль 30 августа рейсом Аэрофлота ИЛ-62. Прямо на борту у нас собрали паспорта и несколько «погранцов» на месте быстро все уладили-оформили. К самолету подогнали два автобуса и несколько «кадиллаков». Автобусы – для игроков, автомобили – для руководства.

Мы же по привычке набились в одни автобус, второй поехал пустой. Поселили нас в самом лучшем пятизвездночном отеле города «Элизабет». Жили по двое в комнате. Я с Владимиром Петровым.

– Канадцев боялись?
– Скрывать не стану – боялись. Можно даже сказать, тряслись поджилки. Мы же про НХЛ толком ничего не знали. Канадских профессионалов рисовали непобедимыми монстрами. Почти все они играли с открытой головой, шлем у них считался элементом неполноценности. Тем не менее, Фил Эспозито на телевидении вовсю рекламировал шлемы.

– Накачки перед матчами со стороны руководства были?
– Руководителем делегации ездил зампред Спорткомитета СССР Георгий Рогульский. Хороший мужик. Самое главное – не мешал нам заниматься тем, зачем приехали – играть в хоккей. Не вмешивался в наши дела.

– Не то, что герой Владимира Меньшова в «Легенде №17» из ЦК КПСС?
– Помню, на собрании перед матчем в Монреале Рогульский объявляет: «Товарищи хоккеисты, вы не имеете права потерпеть поражение с крупным счетом – проиграйте достойно». Мы переглянулись. Впервые перед нами поставили задачу проиграть. А в Торонто он уже выступал по-другому: «Товарищи хоккеисты, вы не имеете права им проигрывать».

– Но ведь уступили же…
– Да, но никаких оргвыводов никто не делал. Обстановка в команде была здоровая, поэтому и канадскую часть серии выиграли.

«ФИЛ ШИРНУЛ МНЕ В ИКРУ, А Я ЕМУ В РЕБРА»

– Что тогда особо резануло глаз в Канаде?
– Все было хорошо. Но в Виннипеге нас атаковали эмигранты. На пути к арене – очень маленькой и душной – они выкрикивали оскорбления и гадости. В основном на тему Пражской весны. Ведь после тех событий в Чехословакии прошло всего четыре года. Хорошо, что нас хозяева предупредили. Втянув головы в плечи, мы прошли мимо толпы «хулиганов».

– Почему главный тренер сборной Всеволод Бобров разлучил вас с Харламовым?
– Это сделал еще Анатолий Тарасов на Олимпиаде-72 в Саппоро. Поставил Харламова к Фирсову и Викулову, создал «систему» – звено с двумя полузащитниками и двумя нападающими. Анатолий Владимирович прямо объяснил, что тем самым хочет продлить ветеранам Рагулину и Фирсову жизнь в хоккее. На ЧМ-72 в Праге Фирсова не было, а с Харламовым и Викуловым поставили Мальцева. Мы не стали чемпионами мира, но тройка сыграла прилично. Поэтому ее и сохранили в Суперсерии-72.

– Долгое время канадский герой серии Фил Эспозито нелестно отзывался о советских игроках. А вас считал самым «противным» из них.
– Поймите, это была не просто игра, это была война. Очень грязный хоккей. Дубасили друг друга нещадно. Фил ширнул мне в икру, я ему – в ребра…

- Эспозито утверждает, что когда вы сунули ему клюшку между ног, так он не мог сидеть, все у него распухло…
- А по-другому Фила с пятачка было не сдвинуть! Даже нашим богатырям Рагулину и Мишакову. Пять лет назад Эспозито приезжал в Москву. Отмечали 40-летний юбилей Суперсерии. Организовали все замечательно. Красная Площадь, потом матч ветеранов в «Мегаспорте», масленица… Фил пригласил меня с Петровым на лавку сборной мира. Стало не по себе. Ведь против тебя выходили свои. Тот же Лутченко, с которым я играл в Суперсерии. После матча все участники выстроились на льду, даже Петров. А я остался на скамейке. Не мог стать канадцем. Хотя бы на несколько минут.

«НОШУ ЧАСЫ КАК У АСТРОНАВТОВ»

– Бобби Кларк умышленно сломал Харламова?
– Сначала мы думали, что нет. Но потом понял: нарочно. Ему дали задание вывести Валерку из строя. Рубанул по ботинку так, что кровь просочилась. Харламову сделали укол, он вышел, но играть не мог. Пропустил седьмой матч серии, а восьмой провел на обезболивающем. Этот канадец – не хороший человек.

– У вас есть друзья канадцы?
– Нет. Но когда встречаемся, можем говорить часами. С тем же Курнуайе. Познакомились с ним после матча в Монреале на приеме, который устроил известный производитель часов. Всем игрокам и тренерам подарили хронометры. Такие же носили американские астронавты, высадившиеся на Луне. До сих пор с этими часами не расстаюсь.

– А перстни, которые вручали лучшим игрокам матча, носите?
– У меня их два. Иногда надеваю…

– Сколько билетов московскую часть серии давали игрокам для родных и знакомых?
– По десять на каждый матч. Только не давали, а продавали. Самый дорогой стоил шесть рублей. Приличные по тем временам деньги. Друзьям же ты их даришь. Каждый раз уходило на билеты рублей по 50.

– Как ухитрились проиграть восьмой матч серии, в котором вели перед третьим периодом 5:3?
– Рано поверили в победу. Стали доигрывать, отбрасываться. Вот и поплатились. Для канадцев это был матч жизни или смерти. Поражения им бы на родине не простили. Для нас же – просто важная игра.

– Разбор полетов был горячим?
– Нет! Бобров в раздевалке только и сказал: «Пижоны вы, впервые вижу игроков, которые добровольно отказались от машин». За победу нам обещали автомобили «Волга». Но не подарить, как теперь презентуют иномарки. А дать возможность купить без очереди, за свои деньги…