257

Дмитрий Юшкевич рубит правду

Источник: Спорт Экспресс

Сегодня олимпийскому чемпиону-1992 исполняется 46 лет. Тренер ЦСКА – о защитниках, профессионализме и амбициях.

В "ЮГРЕ" РАССТРАИВАЛО ОТНОШЕНИЕ К РАБОТЕ

– Не буду скрывать, после известия о вашем назначении, многие звонили игрокам ЦСКА и сочувствовали. Вы, говорят, как бы это помягче сказать… очень жесткий тренер.
– А я не обращаю внимания на подобные слова. Что мне поделать с этим? Я не могу поменять то, что было раньше. Но при этом, как и любой тренер, я учусь. И хоккейной науке, и искусству общения.

– С начала чемпионата – ни одной жалобы, ни одной претензии. Игорь Никитин считает, что это произошло из-за того, что вы прекрасно понимаете, в каком клубе трудитесь и осознаете, что некоторые методы тут не сработают.
– Я не могу сказать, что в ЦСКА я веду себя неестественно, постоянно сдерживаюсь. В армейском клубе игроки совершенно другого уровня, что были у меня в командах, когда я был главным тренером. Уровень дисциплины, профессионализма здесь на совершенно другом уровне.

– В прежних командах этого не было?
– Было все немного иначе.

– Вы так резко поменялись.
– Вот вы говорите, что хоккеисты армейского клуба всем довольны и не жалуются. Меня больше волнует, а учу ли я их чему-нибудь? Они не говорят, например, что я требовательный?

– Об этом вообще речи не идет. Проблема же была в том, что вы иногда не выбирали выражений во время разговора.
– Вы, наверное, имеете в виду тот случай в "Югре", когда я дважды заставил пробежать кросс команду?

– Это только одна из историй. Я когда услышал, то не поверил. Два раза в день кросс по 12,5 километров!
– Там случилась банальная ситуация. Поручил своему помощнику провести кросс. Хоккеисты отнеслись к этому требованию пренебрежительно, выполнили все спустя рукава и потому побежали снова.

– Но пробежали и те, кто первый раз исполнил задание.
– Это команда, такое бывает.

– Еще одна зарисовка. Хоккеист в Ханты-Мансийске идет мимо тренерской, никого не трогает. И вдруг получает от вас порцию довольно острых замечаний. Это я смягчаю формулировку.
– При этом из-за него мы проиграли предыдущую встречу. Я другую историю расскажу. У меня был один хоккеист, который мог играть очень здорово. Высказываю ему претензии, он бежит и звонит агенту, тот генеральному менеджеру. И агент угрожает, мол, мы сменим команду, у нас много предложений, моего игрока не ценят. Как мне быть в такой ситуации?

– Не знаю.
– Следующий матч мы проиграли из-за этого хоккеиста. Я к нему подхожу и говорю, вот видишь – это карма. Ты бежишь жаловаться агенту, а потом не можешь выполнить простые задания.

– Но грубо.
– Нормально я с ним говорил. Меня очень расстраивало, как игроки относятся к своей работе. Я тогда считал и считаю до сих пор, что при мне у "Югры" был один из самых сильных составов за всю историю клуба. Но я приезжаю и вижу, что хоккеистам совершенно ничего не надо. Старался это как-то исправить, изменить ситуацию. Где-то получалось, но где-то нет.

БЫЛ НЕ ПРАВ ПО ОТНОШЕНИЮ К ФИЛАТОВУ

– Правда, что вы подрались в самолете с генеральным менеджером "Югры" Андреем Бельмачем?
– Неправда.

– Но расстались вы плохо.
– Слова плохого про него не скажу. Он поверил в меня, он дал мне возможность для самостоятельной работы, поддерживал в каких-то моментах. Не получилось у меня, но такое бывает.

– Рассказывали, что перед сбором в Ханты-Мансийске вы прислали игрокам такие тесты, что многие схватились за голову. Там какие-то нереальные требования.
– Это просто от непонимания ситуации. На самом деле, тесты были довольно обычные, но для тех команд, в которых я работал. То есть в "Локомотиве" никто бы этому не удивился, но в "Югре" все было иначе.

– Один из игроков сказал: "Благодаря Дмитрию Юшкевичу я не закончу карьеру в 40 лет, а завершу в 37".
– Смешно. Но если внимательно разобраться, то я не требовал от ребят в команде ничего сверхъестественного. Тогда я надеялся разбудить в них спортивную злость, амбиции.

– Никиту Филатова вы выпустили на площадку лишь четыре раза. И он сел в запас после первого матча, в котором забил.
– В чем-то я был не прав в той ситуации. Игра Никиты в обороне оставляла желать лучшего. Я говорил с ним, старался исправить это. Кстати, очень рад за то, каким у него получился прошлый сезон. Но, вероятно, в то время был к нему слишком требовательным. Помню один разговор. Я ему сказал: "Никита, не переживай, что не забиваешь, тебе надо играть хорошо в обороне".

– Логично.
– Но через какое-то время я вернулся к нему с претензиями, что у него нет заброшенных шайб. И получил ответ, что совсем недавно я требовал от него совершенно другое.

Я ЕЩЕ БУДУ ГЛАВНЫМ ТРЕНЕРОМ. НЕ СОМНЕВАЮСЬ В ЭТОМ

– Вы работали в Череповце, но с вами не продлили контракт. Обидно?
– Нет. Я все понял практически сразу после того, как стал главным тренером. Меня пригласили в штаб Вацлава Сикоры, мы работали, затем его отстранили от обязанностей. Со мной команда одержала две победы, и было предложено назначить главным тренером. Я обратился к руководству по поводу усиления, нужны были хоккеисты, чтобы выполнить задачу на сезон, но мне моментально было отказано. Сказали, что денег нет и никого брать не будут. Удалось пригласить лишь Артема Крюкова, который не играл несколько месяцев. Я, кстати, в Череповце уже был не таким, как в Ханты-Мансийске. Не требовал большего, ни с кем не ругался. Было очевидно, что в клубе просто привыкли к такому положению дел.

– Какой вывод для себя вы сделали, поработав главным тренером в "Югре" и "Северстали"?
– Приходя в такие клубы, нужно делать скидку на то, какие игроки там выступают.

– Вы будете еще работать главным?
– Не сомневаюсь в этом.

– Задавал вопросы по Игорю Ожиганову Игорю Никитину, но вы же отвечаете в ЦСКА за защитников. Почему Ожиганов играет редко, у него сократилось игровое время и он совсем не тот, что был раньше? Говорят, что на собраниях с него спрашивают за любую ошибку.
– Да не так все. С него спрашивают за ошибки, которые повторяются. Нет никаких мыслей специально угнетать Игоря. Это рабочие моменты.

– К нему приезжает Майк Бэбкок, значит, что-то видит в хоккеисте, а в ЦСКА не видят.
– Не думали, что просто мы ответственно подходим к требованиям тренера "Торонто" и просто хотим идеально подготовить Ожиганова? Шучу, конечно. Знаете, я в свое время был таким же, как Игорь. Приехал в Северную Америку и думал, что все умею, могу выполнять на льду, все, что угодно. Но меня там убедили, что я ролевой игрок и я принял это, а потом и осознал, что так принесу команде гораздо больше пользы. Игорь тоже должен понимать, что ему не стоит хвататься за все. Ожиганову надо сосредоточиться на одном.

– В чем его главная проблема?
– Нужно добавлять в умении играть в обороне. Сам стиль ЦСКА подразумевает то, что игроки агрессивно играет на любом месте: при отборе, в средней зоне, у своих ворот. И в этом Игорю надо добавлять. При этом нет никаких сомнений в том, что он очень талантливый хоккеист.

– А что с Алексеем Марченко?
– Он пропустил все лето, не готовился с нами. Сначала он играл много, но затем его проблемы в физической готовности стали заметными. С ним все будет хорошо.

СОКРАЩЕНИЕ КОМАНД НЕ ПРИВЕДЕТ К МОМЕНТАЛЬНОМУ ВЫРАВНИВАНИЮ

– Никита Нестеров имел в Америке репутацию человека, который ни к чему не относится серьезно. Вроде бы играл неплохо, но у всех складывалось ощущение, что он не настроен. В ЦСКА, кажется, ничего не изменилось.
– Ой, да я сам таким был. Отношусь к поведению Никиты довольно снисходительно, с юмором. Сам в молодости говорил совсем не то, что нужно. Такое было и в "Филадельфии", и в "Торонто". Это молодость – она пройдет.

– Когда вы последний раз сильно спорили с Игорем Никитиным?
– Ох, что-то было такое, но вспомнить не могу. Но для нас споры это нормально. Иногда знаете, чем заканчивается? Мы выходим оба на лед и смотрим то, что предлагаем друг другу. Один раз я был прав, а еще как-то не пришли к общей мысли с главным тренером, я пошел на площадку и убедился в его правоте.

– Владимир Чебатуркин во время матча постоянно бегает с компьютером. Раскладывает пасьянс?
– Ха-ха, да какие-то моменты стараемся посмотреть. У нас есть специальная программа и можно какие-то вещи увидеть и изменить.

– Заметили, что в НХЛ сейчас после любого момента, все не на куб смотрят, а на планшеты. Когда у нас такое появится?
– Да хотелось, чтобы все изменилось уже. Но мы пока в России. Тут и интернет не самый быстрый. Были случаи, когда я прошу прислать какой-то момент с игры, поведение игроков на вбрасывании, но пока это перешлют, уже проходит много времени. Но все равно мы будем меняться. Просто не так быстро.

– Не верите, что мы догоним НХЛ?
– Думаю, что все равно это займет какое-то длительное время. Сейчас грядет сокращение клубов, но я не ожидаю, что у нас после этого уровень команд моментально выровняется. Есть своя специфика в формировании клубов, в городах. Все равно люди будут с охотнее принимать предложения из Череповца, чем из Ханты-Мансийска. И с удовольствием поедут в Москву или Санкт-Петербург, а не в Череповец. Это трудно изменить быстро.