3841

Владимир Жарков: У меня мысли только о ЦСКА

Мама привела меня на открытую хоккейную коробку в Павловском Посаде, когда мне было 6 лет. Мы зимой играли в хоккей, а летом в футбол. 

 

Как ты оказался в хоккее?

- Мама привела меня на открытую хоккейную коробку в Павловском Посаде, когда мне было 6 лет. Мы зимой играли в хоккей, а летом в футбол. Я один год проиграл там,  а затем тренер мне предложил поехать играть в город Электросталь за местную «Планету», мы подумали и согласились.

 

Ты всегда хотел стать хоккеистом?

- Я только в 12 лет стал сознательно понимать, что хотел бы свою жизнь полностью связать с хоккеем. Мне он приносил удовольствие и с радостью ходил на тренировки. А в 15 лет я понял, что это может стать моей профессией и стремился к этому.

 

Стать нападающим – это был осознанный выбор?

- Меня тренер сразу поставил в нападение, и я играл всегда только в этом амплуа.

 

Помнишь свой первый поход на хоккей?

- Да, конечно. «Кристалл» играл против Череповца в Суперлиге, мне тогда было 9 лет. Тогда я собрал форму и поехал на тренировку, но когда приехал, тренер нам сказал, что мы пойдем на этот матч.

 

У тебя были кумиры среди игроков?

- Для меня, естественно, это были Всеволод Бобров и Валерий Харламов. Я думаю, что они были кумирами для всех, кто хоть немного интересовался хоккеем. Позднее, в сознательном возрасте, когда мне было уже 13 – 14 лет - это были Сергей Фёдоров, Виктор Козлов. В детстве, я очень любил собирать карточки у вратарей. У меня мама, как раз недавно их нашла, было приятно вновь увидеть.

 

А ты мог бы стать вратарём?

- Как-то на предсезонке мы с баллонами носились, а они сидели себе, растягивались, готовились по своей программе. Я тогда подумал, какая у них лафа. Потом меня вызвал тренер и объяснил плюсы и минусы каждого амплуа. Тогда я подумал и твердо решил, что точно останусь нападающим.

 

Помнишь, как тебе далось решение уехать в северную Америку?

Да, я был задрафтован НХЛ в 2006 году, командой «Нью-Джерси Дэвилз», но потом поговорил с Вячеславом Аркадьевичем и он посоветовал не спешить. И я провел в ЦСКА ещё два сезона. Когда контракт закончился, мне позвонили из Америки и сказали, что бы я принял в кротчайшие сроки решение, еду или нет.  И решил, почему бы не попробовать.

 

Как у тебя обстояло дело с английским языком?

- Чуть ниже школьного уровня. Но эти знания мне не особо сильно помогли, так как там другой английский, не тот, который преподают у нас в школах. Там более сленговый язык.

 

Какие у тебя сложились первые впечатления о стране?

- Я приехал в небольшой компактный городок под названием Лоуэлл, где базировалась команда «Лоуэлл Дэвилз», которая является фарм-клубом  «Нью Джерси Дэвилс».  В нем было только пару ресторанов, спасало то, что там Бостон был рядом в 30 минутах езды, в котором было много русских. Бостон мне понравился даже больше, чем Нью-Йорк.  Хороший, тихий, зеленый город.

 

Кто тебе помогал там адаптироваться?

- Владимир Буре, папа Павла Буре, мне тогда очень сильно помог, хочу сказать ему огромное спасибо.

 

В АХЛ драться приходилось?

- Я там только 2 раза подрался. Ну и один раз получил лёгкое сотрясение, когда мне в игровом моменте локтем ударили.

 

Как ты думаешь, специально?

- Думаю, что да. Мы как раз выигрывали 5:1 и они начали грубо играть.

 

Помнишь свою первую заброшенную шайбу в НХЛ?

- Да, конечно – это было в матче с «Нью-Йорк Айлендэрс».

 

Она осталось у тебя?

- Да, осталась. Я тогда долго не мог забить, хотя много имел хороших моментов. Помню, тогда меня тренер подозвал и сказал, что я просто должен играть в свой хоккей. Я и сыграл, одну забросил и +2 коэффициент полезности за матч заработал.

 

Какая игра в НХЛ для тебя была самая памятная?

- Еще с Бостоном была хорошая игра, запомнилась. Я там гол забил, и меня признали первой звездой матча. Это было очень приятно и неожиданно для меня.

 

Почему ты все-таки  решил вернуться в Россию?

- Непонятно было тогда, что там с этим локаутом. Ну и, конечно, очень хочется попасть в сборную и попробовать себя  на этапах Евротура. Сейчас в ближайшие годы у меня мысли только о ЦСКА и о Кубке Гагарина. Я не жалею, что вернулся домой.

 

У  тебя подруга посещает твои матчи?

- Да, почти каждый. Очень переживает за меня каждую игру, но моя мама всегда ее успокаивает.

 

Что она тебе после игры может сказать?

- Она всегда меня поддерживает, как бы игра не сложилась и это здорово мне помогает в психологическом плане.

 

Когда нет хоккея, чем любишь заниматься в свободное время?

- Я сейчас все свое свободное время провожу с семьёй.  Стараемся гулять на свежем воздухе, можем в кино сходить.

 

У тебя есть друзья, которые не связаны с хоккеем?

- Да, достаточно много. Есть друзья, которые еще по школе остались.

 

Когда ты себе купил первую машину и помнишь, какие у тебя были ощущения?

- Это было в 18 лет. Я ее в феврале заказал в Германии, и она только летом пришла. Произошла задержка. Из-за этого я был вдвойне рад, когда ее получил, наконец.

 

Если бы не хоккей, кем бы мог стать в жизни?

- Пошёл бы учиться, а дальше по специальности работал. Сейчас уже сложно говорить, но спорт в любом  случае присутствовал бы в моей жизни.

 

Любимая марка авто?

- Сейчас «Тойота».

Любимая еда?

- Стэйк.

Любимый город?

- Москва.

Любимое место отдыха?

-За городом на природе.

Любимый цвет?

- Белый.

 

 

 

 

Пресс-служба ХК ЦСКА