2722

Сергей Гимаев: В хоккей меня привел отец

Интервью защитника армейского клуба.

 

- Ты из спортивной семьи, отец известный хоккеист. Были ли в детстве сомнения в выборе спортивной секции?
 
- Меня сразу отвели на каток и записали в хоккейную секцию. В том возрасте я и не знал, чем хочу заниматься.
 
- Тебя сразу поставили в защиту или пробовали в других амплуа?
 
- Сначала в секции просто учили кататься, а потом я по примеру отца стал защитником.
 
- Ты коренной воспитанник ЦСКА?
 
- Да, начал с детской школы и до 17 лет находился в структуре армейского клуба. 
 
- Во время твоей учебы в детской школе ЦСКА твой отец, Сергей Наильевич Гимаев, был в ней тренером, а потом и директором. Тяжело было заниматься под неусыпным присмотром и не накладывало это на тебя дополнительную ответственность? 
 
- В этом были как плюсы, так и минусы. У меня было больше возможностей кататься на льду с разными командами, отец уделял мне внимание на тренировках, часто подсказывал. Конечно, и спрос с меня был повышенный. Отец хотел, чтобы я достойно нес нашу фамилию, как человек и спортсмен.
 
- Начал ты играть в молодежной команде ЦСКА?
 
- В молодежной, а потом и во второй команде.
 
- Как  получилось, что в 2002 году ты уехал из армейской команды в череповецкую «Северсталь»?
 
- Это было связано с разделением ЦСКА на две команды. Меня взяли в ту команду, которую возглавлял тренер Семенов. Я прошел предсезонные сборы, все получалось. А потом произошло обратное слияние, и в новую команду я не попал. И здесь меня пригласили на просмотр в «Северсталь».
 
-  В контексте предстоящей игры как тебе игралось в этой команде и понравился город Череповец?
 
-  Город достаточно небольшой, мне было там комфортно. Хотя все мои мысли были заняты хоккеем и стремлением доказать свое мастерство на льду.
 
- Играя в Череповце, ты был выбран на драфте «Оттавой». Почему не сложилось уехать в НХЛ?
 
- Я был в тренировочном лагере «Оттавы» и мне предлагали двухсторонний контракт,
подразумевавший игру в фарм-клубе. В то время я уже был основным игроком «Северстали» и подумал, что мне нужно закрепиться в Суперлиге, набраться опыта, а затем серьезно думать о НХЛ. 
 
- А сейчас таких мыслей не возникает?
 
- Сейчас я взрослый, сложившийся игрок, скоро мне будет 29 лет, и играть в фарм-клубе мне уже поздно. Чтобы заиграть в Северной Америке, нужно показать себя с самой лучшей стороны здесь. Поэтому сейчас все мои мысли о ЦСКА, которому я должен помочь своей игрой.
 
- Затем  в твоей карьере было несколько команд. С чем были связаны переходы?
 
- Сначала была «Сибирь», затем «Динамо», «Северсталь» и «Барыс». В Новосибирск я поехал из-за большой конкуренции среди защитников в «Северстали», не хотел сидеть на лавке. «Динамо» при подписании мною контракта было чемпионом, и я не мог отказаться от такого предложения. «Барыс» предложил мне хорошие условия, в нем я стал основным защитником и мне все нравилось. 
 
- При переходах из одной команды в другую советовался ли ты с отцом и является ли он для тебя авторитетом, как в хоккее, так и в жизни?
 
- Конечно, с отцом я советовался при смене команд. Он всегда давал дельные советы, к которым я прислушиваюсь. Безусловно, для меня он авторитет, но свои решения я принимаю сам.
 
- Наконец, летом 2012 года ты вернулся в родной клуб – ЦСКА. Каковы были твои ощущения?
 
- Я был счастлив, так как всегда мечтал играть в этой команде. Когда поступило предложение от ЦСКА, я ни минуты не задумываясь, согласился.
 
- С какими чувствами будешь выходить против «Северстали», не чужой для тебя команды?
 
- После Череповца я поиграл в других командах, поэтому особых эмоций у меня нет. Я буду выходить на лед, чтобы выиграть игру и помочь клубу подняться выше в таблице. Для меня это обычная игра за три очка.
 
- Чем отличаются игры плей-офф от игр регулярного чемпионата?
 
- В плей-офф все уходит на второй план. Каждая игра, как последний бой. Во время игры ты сконцентрирован на100% и думаешь только о победе.
 
Пресс-служба ХК ЦСКА