654

Михаил Васильев - в гостях у «Чемпионата». Часть II

 В дни перерыва в чемпионате МХЛ редакцию «Чемпионата» посетил олимпийский чемпион, главный тренер «Красной Армии» Михаил Васильев. Вторая часть его интервью. 

 В дни перерыва в чемпионате МХЛ редакцию «Чемпионата» посетил олимпийский чемпион, главный тренер «Красной Армии» Михаил Васильев. Помимо воспоминаний о легендарной «Красной машине», любви к Италии, дружбе с Третьяком, Быковым и Знарком наш собеседник проанализировал вопросы развития молодых хоккеистов в России, проблемы чемпионата МХЛ и восхитился грамотностью руководителя Сергея Фёдорова.

Окончание. Первая часть интервью.

 

«В ЦСКА ИДЁТ СУМАСШЕДШАЯ ЭКОНОМИЯ, ВОЙНА ЗА КАЖДЫЙ РУБЛЬ»

 

— Фёдоров предложили вам возглавить «Красную Армию»?

— Да, Сергей Викторович. Я в то время работал в Минске с юниорской сборной до 18 лет. Потом поступил звонок из Москвы, Фёдоров говорит: «Миш, привет. Как дела? Я хотел бы с тобой поговорить. Когда ты сможешь приехать?» Он тогда только недавно пришёл в ЦСКА, полгода назад. Я был готов приехать хоть завтра. И в конце мая приехал. Он рассказал о системе, которую выстраивает и предложил мне вернуться в ЦСКА в качестве главного тренера молодёжной команды. Я сразу сказал «да», даже не просил времени на раздумье. Нам хватило 15 минут, чтобы договориться.

 

— Вы сразу поняли, что это не временное явление?

— Он мне объяснил, как видит систему. А я вижу, что он всё правильно делает. У Фёдорова получается некий микст: работа и жизнь в Америке, и то, что он воспитан как игрок в Советском Союзе. Гремучая жидкость получается. Где-то это работает, где-то не работает, но везде нужно дорабатывать, идти в лучшую сторону, шаг за шагом. Нелёгкие решения принимаются, но всё равно, вы посмотрите на результаты. В прошлом году команда стала чемпионом, в этом – не изменяет своим правилам, цээсковским традициям. Молодёжная команда в первый год до финала дошла, но главная задача для нас – подготовка кадров. За два с половиной года «Красная Армия» подготовила 12 игроков КХЛ! Из них семь человек играют в первой команде ЦСКА: это и Мамин, и Науменков, Любимов, Светлаков, Воробьёв, Кузьменко, Блажиевский. А ведь есть и Лисов в «Адмирале», и Огурцов в «Нефтехимике». Прихожу в тренерскую, смотрю на стену — кого мы подготовили (улыбается).

 

— То есть вас результат команды в меньшей степени интересует?

— Нет, результат никто не отменял. Я и своим ребятам говорю, что это ЦСКА. У этой команды есть только одна цель. Бывают сбои, как и везде, но цель одна-единственная – победа, победа, победа. И, выходя на лёд, вы голову поднимите, пробегитесь по свитерам легенд, которые висят под потолком. Все эти люди прославляли мировой хоккей, а вы – следующие. А какие условия созданы для наших ребят?! Многие команды КХЛ могли бы позавидовать.

 

— Ребята ваши способны прочувствовать это величие?

— Я за ребят не буду отвечать. Скажу за себя. После того как у меня с Сергеем состоялся разговор и мы прошли предсезонку в Алексине, состоялась первая тренировка на льду ЦСКА. Я помню эти чувства, как сейчас. Не знаю, как ребята, но у меня были невероятные ощущения. Выходишь, а там этот запах цээсковский… Честно признаюсь, эмоции переполняли. Это было что-то фантастическое. Во всяком случае, для меня после возвращения. Надеюсь, ребята выходят с теми же чувствами.

 

— Сколько лет вы не были там?

— С 89-го года. Сколько времени прошло! Когда вернулся, ощущения были великолепные.

 

 

— Фёдоров как главный менеджер привёл ЦСКА к чемпионству, но согласитесь, что у него развязаны руки для строительства системы. Во многих клубах хотели бы построить нечто подобное, но жалуются на нехватку финансов, а в ЦСКА один из лучших бюджетов в КХЛ.

— По поводу развязанных рук. Связаны по рукам и ногам! Все говорят: «Смотрите, у них такой бюджет, они не знают, куда его распределить». Идёт сумасшедшая экономия, война за каждый рубль. Говорят: «Надо сделать вот так, надо ужаться, надо прижаться». ЦСКА всё делает точечно. У каждого клуба свои возможности, свои спонсоры, свои задачи.

 

Так вот, с ЦСКА никто никогда задачи не снимал. И если тратятся большие деньги, то они тратятся точечно, на тех игроков, которые необходимы. Если мы хотим достичь какого-то результата, то нужны качественные игроки, а хорошие игроки стоят дорого. И, опять же, решение принимается не главным менеджером, а коллегиально. Деньги тратятся не так, что «захотел — взял». Ни в коем случае никто не сорит деньгами.

 

Многие понимают «развязанные руки» как? Понравился парень, залез в карман, «Сколько тебе надо?», махнул золотой карточкой, и всё нормально. Такого нет. Идёт обсуждение, днями и ночами люди не выходят из кабинета. Бюджет хороший, но есть и задачи. И попробуй не выполни задачу. Так не только в ЦСКА, но и в НХЛ. Задача поставлена – надо покупать игроков. Там игроки тоже дорого стоят, каждый клуб рассчитывает на свой бюджет. Ни одна команда не скажет, что ей не нужен Нэш. Но если у команды не заложен на него бюджет, надо как-то по-другому обойтись.

 

«КОГО-ТО ИЗ ИГРОКОВ МАМА ПРИВОЗИТ, А КОМУ-ТО ДВЕРЬ «МЕРСЕДЕСА» ВОДИТЕЛЬ ОТКРЫВАЕТ»

 

— Вы сейчас работаете с «Красной Армией», до этого — с юниорской сборной России. Сталкиваетесь с примерами, когда у молодых игроков головы забиты деньгами? Большие контракты, дорогие машины…

— На каждом шагу такие примеры. Я всегда своим ребятам говорю, что мне не надо ничего делать, чтобы найти слабое место игрока. Вы можете мне закрыть глаза, и я по фамилии игрока скажу, что он не умеет делать, где у него слабое место. Мы должны работать над нашими сильными качествами. Кто-то из ребят правильно понимает большую зарплату, кто-то – неправильно. Я рано приезжаю во дворец и порой вижу, кто как подъезжает: у кого-то за рулём мама, у кого-то – папа, а кому-то водитель дверь «Мерседеса» открывает, бывает и так.

 

Но я бы этот вопрос рассмотрел с точки зрения правильности воспитания. У меня много примеров ребят из благополучных семей, которых я выгонял с тренировки чуть ли не пинками. Потому что хороший результат можно получить только хорошо работая и хорошо отдыхая. А есть те, которые приходят довольные тем, что есть сейчас и считающие себя молодыми и перспективными. Но от молодого до ветерана один шаг. Ты только подумал, что тебе всего-то 18 лет и можно делать всё, что захочешь, а в 19-20 лет о тебе вообще уже могут забыть. И из перспективного получился бесперспективный. Всё очень просто. Люди думают, что отдал ребёнка в школу – пусть его там воспитывают. В школе обучают, воспитывают — дома. В детско-спортивной школе тоже обучают азам хоккея, умению кататься на коньках, работе в коллективе. А как я могу воспитать человека? Получается, я должен всех сгрести под одну гребёнку. У меня есть штамп, как я воспитываю своих детей, значит, по нему я буду воспитывать всех.

 

— Если судить по себе, вы же учились у тренеров, которые с вами работали?

— Тренеры помогают нам в развитии, помогают нам обучаться, передают жизненный опыт. Не каждый может это понять правильно. Если я сейчас расскажу игрокам, что я в один конец два с половиной часа добирался на тренировку, кто-то просто скажет, что сейчас другое время, а другие скажут: «Зачем на электричке, я лучше такси вызову». Мне посчастливилось работать с великими людьми, которые передавали не только хоккейный, но и жизненный опыт. Многие из них родились в войну, было голодное детство.

 

— Фёдоров говорил, что ему сложно с его профессиональным подходом, к которому он привык в НХЛ, с отношением к хоккею, которое было заложено в ваше время, смотреть на сегодняшнюю молодёжь. Вы себя так же чувствуете? Приходится о таких моментах говорить?

— Каждодневно напоминаем. Я им сразу сказал, что буду это говорить, пока не увижу, что они поняли. Вот когда я это увижу – тогда просто объясню задание на игру или тренировку, и всё. Кто-то понимает и цепляется за этот шанс, а кто-то даёт себе слабинку.

 

«ОСТАВЬТЕ МАКСИМА ТРЕТЬЯКА В ПОКОЕ. ЗАЧЕМ ЕГО СРАВНИВАЮТ С ДЕДОМ?»

 

— Максим Третьяк – один из ваших подопечных, вы его хорошо знаете. Расскажите про него. Многие до сих пор думает, что он играет в хоккей по блату, благодаря дедушке.

— Мне, как человеку, который играл с Владиславом Третьяком, неприятно, что эта тема постоянно муссируется в прессе, происходят какие-то вбросы. Давайте оставим парня, дадим ему поработать. Все начинают сравнивать Максима с дедом. Но сейчас совсем другие времена, другой подход ко всему. Владислав Александрович – великий вратарь, я таких больше не видел.

 

Я два года работал с Максимом, он всё понимает правильно: почему он играет, почему – остаётся в запасе, где ему нужно поработать. А всё это нагнетание ему мешает. Кто-то взрослеет быстрее, кто-то быстрее обучился хорошо кататься на коньках. Почему никто не говорит о перспективах Максима Третьяка? Он высокий, большой, трудолюбивый. Максим как раз один из тех, кого надо останавливать. Интеллигентный и умный человек. С головой у него всё в порядке. Почему не посмотреть на эти положительные качества и не оставить парня в покое? Почему не дать ему время, чтобы он вырос?

 

Назовите мне вратаря, который в 18 лет стал чемпионом мира в первой сборной, а в 19 лет выиграл Олимпийские игры в качестве основного вратаря. Назовите! Я не могу назвать. Да, есть перспективные вратари, есть и в НХЛ молодые ребята, но Владислав Третьяк – единственный. Но все начинают сравнивать Макса с дедом. Почему?! Все говорят, что дед его пихает. Как нормальный дедушка он переживает за него. Он не слепой, не глухой, интернет и газеты читает, слышит вопросы, которые ему задают. Поверьте, Макс понимает, где ему надо добавлять. Вот взять матч на Суперсерии: да, он пропустил три шайбы, но за 26 минут по его воротам нанесли 18 бросков! Канадцы выскочили, маленькие коробки и целый град шайб летят отовсюду.

 

— В ЦСКА есть молодой Илья Сорокин, который уже стал основным вратарём ЦСКА и вызывается в первую сборную, есть Станислав Галимов, который нередко сидит на лавке. Максиму Третьяку будет непросто пробиться в первую команду ЦСКА, учитывая, какой там подбор вратарей.

— Не могу не согласиться. Но игра в «Звезде» — это шанс проявить себя и пойти дальше. Тренеры же не слепые. Максим провёл немало хороших матчей в Высшей лиге, вытаскивал команду. Да, есть нестабильность. Но ему только 19 лет исполнилось! Сорокин очень перспективный молодой вратарь, психологически устойчивый. А я вам приведу другие примеры. Не хочу обидеть своего партнёра по команде, по тройке и по приключениям, но если мне память не изменяет, Вячеслав Быков начал играть в хоккей в 16 лет. Или Сергей Шепелев - в 25 лет только начал играть на уровне, его взяли «Спартак» и он стал олимпийским чемпионом. 

 

— Илья из Новокузнецка. Говорят, что он — второй Бобровский.

— Бобровский? Не знаю. Я бы сказал, что он может быть, лучше. Сорокин физически поджарый, голова у него на месте.

 

Я вам приведу пример на своём жизненном опыте. Мой сын Михаил играл в большой теннис, в 14 лет он выиграл турнир в Италии Lemon Ball, который выигрывали Иванишевич и Беккер в своё время. Он был первым русским, который выиграл. Перспектива была хорошая, играл на довольно высоком уровне, технически был готов и т.д. И другой пример, рядом с Больцано есть небольшой городочек, можно сказать, деревушка, там был ещё один хороший игрок, который на 3 года старше моего сына. Все говорили «деревяшка, деревяшка», он только мяч может на другую сторону перебрасывать, а потом собирает на дальней линии. Я счастлив, что у моего сына всё нормально, хоть он и закончил с теннисом, но работает тренером, у него всё хорошо. А тот самый Андреас Сеппи со своей нескладностью деревяшки - 23-я ракетка мира! Мой сын был более талантливый, как все говорили, а этот от сохи вышел. Такой пример. Другое дело, насколько он серьёзен. Этот Сеппи матчи выигрывает за счёт того, что у него в голове. По-моему, у него там огнетушитель. У него там не кипит ничего, словно заморозили. У него обычно игры длятся 3,5-4 часа. Вот и всё.

 

Возвращаемся к Максу и Илье. Илья сейчас перспективный вратарь, а Максу чуть-чуть дайте времени, чтобы он всё это переработал. Он пытается быть собранным, пропускает мимо ушей, пытается сосредоточиться, не отвечает. Но всё равно это его беспокоит.

 

«КУИНТ ПОДОШЁЛ И СКАЗАЛ: Я УСТАЛ, СЕЙЧАС ЗАБЬЮ, ПОЕДЕМ ДОМОЙ. ПОШЁЛ, ЗАБИЛ, ПОЕХАЛИ»

 

— В Италии вы тренировали две молодёжные команды, здесь юниорская сборная и клубная «молодёжка». Со взрослыми командами не было желания поработать?

— Я готовился к этому вопросу (улыбается). Какой рядовой не хочет быть генералом? Но я бы не ставил так вопрос.

 

— Есть пример Валерия Брагина, который работает с «молодёжкой» и судя по результату, это именно его.

— Про Петра Ильича Воробьёва тоже говорили, что это лучший тренер, который был по работе с молодёжью, у него дисциплина. А что, он с первой командой не работал? Работал. Конечно же, хочется со своим опытом. Хотя многие думают, ну что там его итальянский хоккей?.. Но когда был локаут в Америке, у меня в команде играл Куинт, Бержерон… Было 5 энхаэловцев. Была пятая игра «Больцано» с «Варезе» за выход в финал. Овертайм, счёт 3:3. Куинт подходит и говорит: «Всё, коуч, я устал. Выпускай меня, сейчас подключусь к атаке, забью и поедем домой». Вышел, подключился, забил и поехали домой. Все думают, что в Италии играют на любительском уровне. Там абсолютно не любители. Все профессионалы и работают на результат.

 

— Ходили разговоры о возможном вступлении в КХЛ клуба из Милана. На вас с такими вопросами никто не выходил? Насколько это вообще может быть интересно Италии?

— Нет, ко мне никто не обращался с российской стороны. Но того человека, который занимался этим с итальянской стороны — Ико Мильоре – я знаю очень хорошо. Когда я работал в Италии, он был генеральным менеджером Milano Vipers, сейчас работает в Milano Rossoblu. Целесообразность? В Италии есть хорошие игроки. Они развиваются до 18-19 лет, а потом, когда уже подходит решение вопроса о переходе на более высокий уровень и стать профессионалом, или пойти в университет, при решении на семейном совете хоккей отходит на второй план. И они идут либо учиться, либо работать. Но уровень итальянских игроков неплохой. Хорошие две с половиной пятёрки они смогли бы собрать. Целесообразность этого? Это лига должна решать. Слетать в Милан?..

 

— Хотели в Турине матч провести, но отменили.

— Хотели и в Вероне. Если мы говорим о заполняемости арены, то на «Милан» бы ходило тысяч по 10 болельщиков точно. В том же «Форум Милан».

 

«ЧЕГО БЫ МНЕ НЕ СТОИЛО, Я БЫ ПОПАЛ НА МАТЧ КХЛ В ВЕРОНЕ ПОД ОТКРЫТЫМ НЕБОМ»

 

— Но ведь Милан живёт футболом, там два великих клуба…

— Это только так кажется. Я застал болельщиков и «Милана», и «Интера». Так вот, на хоккей к нам в Больцано на арену, вмещающую 4500 зрителей, на выезд из Милана приезжало по 2500.

 

— «Магнитка» планировала сыграть в Вероне, от Айвана Занатты тогда поступило предложение.

— Да, знаю его (улыбается). Легендарный для итальянского хоккея человек. Ивано Дзанатто. Он руководил «Варезе», в «Лугано» был руководителем и генеральным менеджером. Я с ним столкнулся, когда он ещё играл.

 

— Когда его главным тренером СКА назначили, вы удивились?

— Немножко удивился (смеётся). Но больше удивился, когда «Магнитка» поехала в Кортина-д’Ампецо, провела там подготовку, и он сказал, что они хотят сыграть матч на «Арене Верона». Я сказал, что если такое случится, сколько бы мне это ни стоило, я хочу присутствовать на таком матче. Представляете, в древнеримском Колизее в хоккей играть? Хотя там проводятся фестивали, концерты, но хоккей… Я засомневался в том, что они смогли бы собрать итальянскую публику на этом матче. Да, прилетели бы наши болельщики, 10000 заполнили бы. Тем более, это Верона, а Верону надо посмотреть. Очень красивый город.

— Вы Италию всю видели?

— Практически всю. Хочу похвалиться, мне 53 года, а я только недавно посетил Большой театр. Это обалдеть! Ходил на «Жизель».

 

— Семья у вас в Италии?

— Дочь живёт в Больцано, а сын сейчас работает в Швейцарии со своим другом-сербом, он тоже теннисист. Они сейчас в Цюрихе. Сын уже взрослый, ему 30 лет. Он самостоятельным был уже с 15 лет. В 14 лет он выиграл этот турнир, а в 15 уехал жить в Рим. Италия – такая страна, там очень комфортно и хорошо жить.

 

«В НОЯБРЕ-ДЕКАБРЕ ЗА 45 ДНЕЙ У НАС 2 СПАРЕННЫХ МАТЧА, ЭТО ВЫБИВАЕТ»

 

— Алексей Морозов перед этим сезоном возглавил МХЛ. Как вам новое руководство? Изменился чемпионат с его приходом?

— После своей великолепной карьеры игрока, он перешёл на административную должность, а это не всё так просто. Хозяйство хлопотное, большое. Я лично с ним ни разу не общался – ни по телефону, ни в живую по вопросам лиги. Конечно, есть пожелание, чтобы лига больше контактировала с главными тренерами команд. Не столько с клубами, сколько с главными тренерами. Простой пример приведу. Вот сейчас тенденция такая — говорят, что надо больше тренироваться. Я считаю, что это перебор.

 

— У «Красной Армии» сейчас месяц перерыв в чемпионате. Как такое вообще возможно?

— Так я про это и говорю, что, если в прошлом году мы сыграли 56 игр, у нас было время и для тренировок, и для восстановления, и для отдыха ребятам. Всё было нормально. Да, можно было внести какие-то корректировки. Но в этом году у нас 44 игры, это объяснили тем, что нужно больше тренироваться. Я мог бы понять объяснение, чтобы команды тратили меньше денег на перелёты, хотя в этом году это сделано более корректно. Но 44 игры, когда у нас одна команда из нашей группы – «Беркуты Кубани» — снялась с соревнований. У нас вообще 40 матчей. Хорошо, мы сумели договориться с несколькими клубами и поменять местами некоторые матчи, а так в ноябре-декабре у нас получалось за 45 дней 2 спаренные игры. 45 дней!

 

Причём, мы заканчиваем играть, у нас 2 недели перерыв, потом 2 игры, и дальше ещё на месяц перерыв. Это выбивает. И как организовать тренировочный процесс? Это значит, что я должен идти к руководству, просить деньги, увеличивать бюджет, ведь нужно организовывать какие-то сборы, уезжать, работать, договариваться на какие-то товарищеские игры. А почему бы не сделать более регулярный чемпионат? 4 игры в неделю – очень хорошо. Есть время для отдыха, для восстановления, для перелётов. Конечно, это недоработка. И хотелось бы новому руководству МХЛ, в лице Алексея Морозова сказать, что перед тем, как принять такое решение, можно было поговорить, посоветоваться.

 

— Нет диалога?

— Надеюсь, есть взаимодействие между лигой и клубом. Конечно, принимая судьбоносные решения, кардинально изменяющие что-то, надо собрать тренеров. Не обязательно каждого тренера пригласить, но от каждого региона можно было бы пригласить по 2 тренера. 15 человек бы собрались и приняли компромиссное решение, которое всех бы устроило. Пока такого не было. Лига молодая, растём.

 

— Вы 3 года в России. Насколько, по вашему мнению, в структуре нашего хоккея правильно выстроена работа на всех уровнях – детский, молодёжный, взрослый хоккей?

— МХЛ находится в самом начале, есть ещё, над чем работать. Но сама идея правильная. Будем отталкиваться от тех времён, когда я играл. Тогда каждый возраст работал. У нас была юниорская команда, где были игроки 15-16 и 16-17 лет, и молодёжная команда — 18-19 лет, то есть, призывники в армию – в ЦСКА и т.д. Всё это было раньше, потом мы это подзабыли, а сейчас всё возрождается и нужно время.

Ребятам есть, где расти. Я не согласен с тем, что надо что-то делать, чтобы игроки не уезжали за границу и т.д. Моё мнение, если он хочет ехать в Америку, пусть едет, пусть попробует.

 

— Вячеслав Фетисов предложил ввести ограничение.

— Мы возвращаемся к тому, когда родители видят в своих детях Малкиных и Овечкиных, Фетисовых, Касатоновых и Макаровых. Давайте посмотрим, Овечкин уехал играть в юниорскую лигу или в основную команду? В первую команду. Малкин – в первую, Ковальчук – в первую, Тарасенко – в первую, Кузнецов – в первую. Александр Радулов поиграл в минорной лиге, но он там был лучший. Есть другие примеры, когда игроки уезжают и пробиваются через юниорские лиги. Я бы дал совет нашим игрокам: ребята, у вас здесь такая возможность, такая лига, как КХЛ, да вы здесь вырастите в мастера. Панарин, пожалуйста, вырос в мастера, поехал туда, забивает, играет. Таких масса примеров, но есть и другие. Моё мнение: парень хочет уехать — пожалуйста, езжай, попробуй. Другое дело, когда игрок возвращается, к нему уже другое отношение.

 

— Вы с Фёдоровым часто обсуждаете вопросы развития клуба, молодёжи?

— Мы постоянно встречаемся и обсуждаем все рутинные вопросы, которые на самом деле являются глобальными. Думаю, что ЦСКА единственная школа, которая имеет своего тренера по физподготовке, и он начинает контролировать эту работу у детей с 5-6 лет. А в период предсезонной подготовки «Красной армии» с нами работает тренер по катанию. Фёдоров очень грамотно всё делает. Я впервые в ЦСКА увидел, что главный менеджер лично приходил в раздевалку пообщался с игроками, у которых что-то не получается. Это тот пример, когда величайший игрок на таком же уровне работает после завершения спортивной карьеры. Хотя сам Сергей скромничает, это было даже в речи, которую он произнёс, когда его принимали в Зал славы в Торонто. Зная Фёдорова хладнокровным и думающим, видеть его волнение было непривычно. Я, кстати, как-то играл в одном звене с Фёдоровым в 1989 году. Я очень рад за Сергея.